суббота, 24 мая 2014 г.

5 М.А.Безнин, Т.М.Димони, Л.В.Изюмова Повинности российского крестьянства в 1930-1960 гг

2. ТРУДОВАЯ И ГУЖЕВАЯ ПОВИННОСТЬ НА ЛЕСОЗАГОТОВКАХ

Европейский Север России - крупный лесосырьевой регион страны. В силу установившихся традиций местное сельское население имело необхо­димые навыки лесозаготовительных и лесосплавных работ. До революции 1917 г. лесозаготовки носили исключительно сезонный характер, вербовка рабочей силы происходила путем заключения лесозаготовительными орга­низациями и предпринимателями подрядных договоров с артелями лесо­рубов1.
Становление советской лесной промышленности началось с образова­ния лесозаготовительных трестов. В августе 1921 г. решением правитель­ства для управления лесной промышленностью Северо-Беломорского рай­она был создан первый в стране лесной трест «Северолес»2. В 1922 г. воз­ник трест «Кареллес»3. Но отрасль еще не располагала собственными кад­рами рабочих и техникой. Организация работы в лесу осуществлялась ле­созаготовительными конторами, набиравшими сезонную рабочую силу и обеспечивавшими лесозаготовки наемным гужевым транспортом4.
Развернутая в стране в конце 1920-х гг. индустриализация потребовала огромных средств, получить которые можно было прежде всего от экспор­та леса. Кроме того, возросли внутренние потребности народного хозяйст­ва в древесине. Увеличить объем лесозаготовок на основе действовавшей в 1920-х гг. системы организации лесозаготовительных работ не представля­лось возможным. Лесная промышленность нуждалась в реорганизации, чему положило начало Постановление Совета Труда и Обороны «О реор­ганизации лесного хозяйства и лесной промышленности», принятое в июле 1929 г. На основании этого постановления лесозаготовительные конторы были преобразованы в государственные лесозаготовительные предприятия - леспромхозы, подчиненные трестам. Им передавались в долгосрочное пользование лесные массивы. В Карелии возникло 18 леспромхозов, из них 14 вошли в состав треста «Кареллес» и 4 подчинились трестам «Севзап-лес» и «Желлес»5. В составе треста «Комилес» образовалось 8 леспромхо­зов6. Была поставлена задача: превратить лесозаготовки в постоянно дей­ствующую отрасль народного хозяйства. Однако на протяжении 1930-х -начала 1950-х гг. лесозаготовки продолжали носить преимущественно се­зонный характер и основным резервом рабочей силы для лесной промыш­ленности оставались крестьяне-сезонники.
С образованием колхозов механизм мобилизации сезонной рабочей си­лы на лесозаготовки значительно упростился. По мнению Г. Ф. Доброно-женко, социалистические преобразования северной деревни были тесно связаны с выполнением основной хозяйственно-политической задачи края - развитием лесозаготовок, обеспечением этой отрасли организованной рабочей силой - колхозниками7. О. А. Никитина также выделяет роль кол­хозов в мобилизации сельского населения на работу в лес: колхозника лег­че было заставить трудиться на лесозаготовках, чем единоличника8.
Возникшие в конце 1920-х гг. затруднения с комплектованием работ­ников «постоянного кадра» леспромхозов и сезонников потребовали пере­хода к организованному набору рабочей силы, прежде всего из числа ме­стного сельского населения. Привлечение крестьян к лесозаготовкам при­обрело принудительный характер9. В течение 1930-х гг. вышло несколько законодательных актов, регламентирующих отношения лесозаготовитель­ных предприятий с колхозами и колхозниками. 19 ноября 1933 г. СНК СССР принял Постановление «О договорах с колхозами и крестьянами-единоличниками для лесозаготовок и сплава». Оно предусматривало за­ключение между леспромхозами и колхозами двусторонних договоров, в которых указывались место работы, план лесозаготовок, оговаривались вопросы оплаты труда. Обязательства по заготовке и вывозке древесины включались в производственные планы колхоза. Ответственность за вы­полнение принятых обязательств полностью возлагалась на правление колхоза. Лесозаготовительные предприятия со своей стороны обязывались помогать сельхозартелям в период проведения полевых работ, в ремонте инвентаря и т. д.10 Постановлениями СНК СССР от 27 мая 1935 г. «О по­рядке обеспечения зернофуражом колхозных лошадей, используемых на лесозаготовительных и сплавных работах»11 и от 3 марта 1936 г. «О дого­ворах с колхозами для лесозаготовок и сплава»12 оговаривалось, что прав­лениям колхозов запрещалось отзывать колхозников, выделенных на лесо­заготовки, до полного выполнения обязательств, а также противодейство­вать зачислению колхозников-сезонников на постоянную работу в лес­промхозы. Постановление СНК СССР от 16 февраля 1937 г. «О взаимоот­ношениях лесозаготовительных организаций с колхозами» отменило дей­ствовавшую в отдельных районах страны систему оплаты работы в лесу
трудоднями через колхоз и уточнило порядок заключения договоров и ин­дивидуальных трудовых соглашений лесозаготовительных предприятий с колхозами и колхозниками. Этим же постановлением была отменена ста­тья 5 (об оказании помощи колхозам со стороны леспромхозов в связи с повышением расценок на заготовку и вывоз древесины) Постановления СНК СССР от 19 ноября 1933 г.13
Установившийся механизм мобилизации сельских жителей на лесоза­готовки фактически был закреплен введением в январе 1941 г. платной трудовой и гужевой повинности (далее - трудгужповинность) на предпри­ятиях Наркомлеса СССР14.
Колхозное крестьянство привлекалось к трудовой и гужевой повинно­сти на протяжении всего года. Основные лесозаготовительные работы приходились на осенне-зимний сезон (октябрь - апрель), а лесосплавные работы - на весенне-летний сезон (апрель - сентябрь). В течение 1930-х-1950-х гг. количество дней работы колхозников на лесозаготовках в порядке трудгужповинности постепенно возрастало. Если в конце 1920-х гг. оно составляло 50 - 60 дней, в 1930-е - первой половине 1940-х гг. - 100 - 120 дней, то во второй половине 1940-х гг. - 150 дней, а в 1950-х гг. - более 170 дней15. Таким образом, привлекаемые на эти работы крестьяне занимались ими до одной трети года.
Колхозники привлекались на лесозаготовки как в качестве «пешей», так и «конной» силы с использованием колхозных лошадей. Каждому мобили­зованному вручалось через председателя сельского совета персональное извещение с указанием места и срока обязательной работы в лесу, а также установленного ему сезонного задания по заготовке, вывозке, подвозке или погрузке древесины. Каждый привлеченный к труд1ужповинности обязан был выполнить в течение осенне-зимнего сезона фиксированное количест­во работ: для «пеших» рабочих устанавливалось ПО дневных норм, для возчиков с лошадьми - 100 дневных норм. В районы набора сезонной ра­бочей силы командировались представители лесозаготовительных трестов и леспромхозов, которые заключали договоры с сельскохозяйственными артелями и индивидуальные договоры с колхозниками и единоличниками. К организации своевременного выхода мобилизованной рабочей силы в лес активно подключались районные советские и партийные органы.
За уклонение от трудовой и гужевой повинности и за невыполнение обязательных заданий по лесозаготовкам предусматривалась уголовная от­ветственность по статье 61 УК РСФСР16. Предварительное следствие по этой категории дел не производилось. Администрация лесозаготовитель­ной организации при установлении факта уклонения от повинности или невыполнения плана лесозаготовок составляла протокол, в котором указы­вались сведения о виновном. Протокол подписывался руководителем лесо­заготовительной организации и представителем колхоза (в отношении колхозника) или сельского совета (в отношении единоличника) и направ­лялся в народный суд. К уголовной ответственности по соответствующим статьям Уголовного кодекса о должностных преступлениях привлекались руководители колхозов, лесозаготовительных предприятий, виновные «в преступном срыве мероприятий, связанных с проведением трудгужповин­ности и организацией выхода на лесозаготовки сезонной рабочей и гуже­вой силы»17.
С начала 1940-х гг. на колхозников-лесозаготовителей распространя­лось действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную ра­бочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», по которому вводились жесткие наказания за нарушение трудовой и технологической дисциплины (например, статья 5 указа предусматривала судебную ответственность за прогул без уважи­тельной причины и самовольный уход с работы). Так, после выхода указа в течение второй половины 1940 г. на предприятиях треста «Вологдалес» было зафиксировано 1745 случаев нарушения трудовой дисциплины: 69% от общего количества нарушений составили прогулы, 19% - опоздания, 11% - самовольный уход с работы. На сезонников приходилось 30% от общего числа правонарушений18.
В конце 1940-х - начале 1950-х гг. репрессивная политика в отношении лесозаготовителей несколько смягчилась. Основной мерой наказания за уклонение от трудовой повинности и невыполнение обязательного задания стал штраф в размере пятикратной стоимости невыполненных работ, кото­рый налагался по решению райисполкома19.
С 1948 г. в целях предотвращения прогулов и укрепления трудовой дисциплины лесозаготовителей директора леспромхозов и начальники ле­сопунктов должны были регулярно фиксировать явку на работу. В случае обнаружения перерывов в работе (например, несвоевременного прибытия после праздников, выходных дней) нормы, выработанные до совершения
прогула, независимо от их количества, не принимались в зачет при начис­лении сезонной премии-надбавки20. Указом Президиума Верховного Со­вета СССР от 14 июля 1951 г. отменялись уголовные наказания за опо­здания и прогулы, кроме случаев неоднократного и длительного прогулов. Согласно указу директор предприятия или начальник учреждения мог применить в отношении прогульщика одну из следующих мер наказания: дисциплинарное взыскание; лишение премии-надбавки сроком на 3 меся­ца; направление дела в товарищеский суд; увольнение с работы с указани­ем в трудовой книжке. За «неоднократный прогул» (более 2-х раз в тече­ние трех месяцев) или продолжительный (свыше трех дней) дело переда­валось в народный суд, и виновный привлекался к исправительно-трудовым работам по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием 25% заработной платы. За самовольный уход с предприятия предусматри­валось наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 4 месяцев21. Окончательно уголовная ответственность за прогулы и самовольный уход с работы была отменена в конце 1950-х гг.
Наряду с репрессивными методами мобилизации на лесозаготовки власть прибегала к методам стимулирования через материальную заинте­ресованность. Так, до 1938 г. работа колхозников, привлекаемых на лесо­заготовки, оплачивалась значительно ниже, чем работа лесозаготовителей кадрового состава. Кроме того, из заработка колхозника-возчика произво­дились отчисления (до 50%) правлению колхоза на содержание лошадей, ремонт саней и сбруи22. После выхода Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 15 ноября 1938 г. «Об улучшении работы лесозаготовительной промышленности СССР» колхозники-лесозаготовители начали получать заработную плату, прогрессивные и сезонные премии-надбавки наравне с рабочими «постоянного кадра». Одновременно была повышена матери­альная заинтересованность колхозов в выполнении обязательств по выде­лению рабочей силы на лесозаготовки. Колхозам начислялись денежные суммы в размере 10% от заработной платы всех колхозников, получивших сезонные премии-надбавки. Кроме того, за использование колхозных ло­шадей выплачивалась денежная сумма в размере 100% от заработка возчи­ка, 70% - от прогрессивной и 20% - от сезонной премии-надбавки23. Такая система оплаты труда на лесозаготовках с некоторыми изменениями дей­ствовала до начала 1950-х гг.
Новая система оплаты труда, введенная в июне 1951 г., была ориенти­рована на круглогодовой режим работы лесозаготовительных предпри-/; ятий. Признавалось, что действовавшие до этого времени сезонные пре-\ мии-надбавки были установлены применительно к условиям сезонности ! лесозаготовок и сплава, направлены на привлечение и закрепление сезон-4 ной рабочей силы. Новая система сочетала сдельную оплату за кубометр с ,* прогрессивной оплатой за выполнение и перевыполнение установленных 1 норм выработки. Отчисления колхозам были предусмотрены в размере 7% Д от зарплаты колхозников, получивших доплату за выполнение и перевы-* полнение норм выработки24. Кроме того, сохранялась оплата колхозам за J" использование на лесозаготовках колхозных лошадей, введенная Поста-t новлением СМ СССР от 27 декабря 1949 г. Ее размер составлял 24 руб. 20 коп. за выработанный коне-день, при условии выполнения возчиком ус­тановленной нормы выработки25.
В целях повышения заинтересованности колхозов и крестьян в лесоза­готовительных работах Постановлением СМ СССР от 15 сентября 1955 г. за № 1687 разрешалось выплачивать колхозам на содержание колхозных лошадей в пути следования до места заготовки леса по 15 руб. в сутки за каждую лошадь, а также производить доплату колхозникам-возчикам в размере 4 руб. за каждый день работы26.
На колхозников-лесозаготовителей распространялись некоторые нало­говые льготы. Например, согласно Постановлению Экономического совета при СНК СССР от 26 мая 1938 г., хозяйства колхозников, работавших на лесозаготовках, освобождались от обязательных поставок молока. По за­кону о сельхозналоге от 1 сентября 1939 г. хозяйства колхозников, основ­ной работник которых заключил контракт с леспромхозом на срок не ме­нее одного года, освобождались от уплаты налога при условии, что их под­собное хозяйство не превышало размеров, разрешенных Уставом сельхо­зартели27.
Многих сельских жителей привлекала на работу в лес возможность приобрести промышленные товары, в которых деревня испытывала острый недостаток. В период проведения лесозаготовительных работ предусмат­ривалась нормированная продажа отдельных товаров. Так, в сезоне 1945/1946 г. рабочие-сезонники после выполнения месячного задания мог­ли купить: 6 м хлопчатобумажной ткани, один кусок хозяйственного мыла, 100 г табака (для курящих), 3 коробки спичек, 300 г сахара (для некуря­
щих), 2 л керосина, 2 кг соли. Кроме того, за перевыполнение плана кол­хозникам полагалась продажа 10 м хлопчатобумажной ткани28.
В начале 1950-х гг. директорам лесозаготовительных предприятий бы­ло разрешено выдавать аванс колхозникам-сезонникам: 200 руб. каждому привлеченному внутри области и 300 руб. привлеченному из другого ре-
29
гиона .
Совет Министров СССР неоднократно рекомендовал, чтобы колхозы продавали своим членам, добросовестно отработавшим на лесозаготовках в течение всего сезона и выполнившим нормы выработки, зерновые про­дукты, корм для скота. В этом случае цены на продукты устанавливались на общем собрании колхоза не выше государственных розничных цен, а объем продажи соответствовал средней сумме выдачи колхознику по тру­додням, выработанным на колхозных работах за период лесозаготовитель­ного сезона30.
Особая система поощрения действовала в отношении районного руко­водства. Для премирования председателей райисполкомов, секретарей райкомов партии, председателей сельсоветов и колхозов за организацию своевременного и полного выхода мобилизованных на лесозаготовитель­ные работы, за выполнение плана лесозаготовок ежегодно выделялись де­нежные премии и фонд «ценных вещей». Например, в сезоне 1947/1948 г. в Вологодской области этот фонд составили: швейные машины (46 шт.), охотничьи ружья (92 шт.), радиоприемники (46 шт.), патефоны (90 шт.), ручные и карманные часы (92 шт.), велосипеды (91 шт.), мотоциклы (23 шт.)31.
В целях стимулирования работы колхозов и колхозников, повышения производительности труда на лесозаготовках Совет Министров СССР По­становлениями от 14 мая 1956 г. и 22 сентября 1956 г. разрешил начиная с 1 января 1957 г. продажу деловой древесины колхозам, направившим сво­их членов на работу в лес в порядке оргнабора. Продажа леса колхозам производилась из расчета по 7 кубометров за каждые 100 норм, выполнен­ных колхозниками в течение осенне-зимнего сезона. Колхозы покупали лес на предприятиях системы райпотребсоюза и лесоторговых складах по предъявлению справок лесозаготовительных организаций о количестве выработанных норм32. Совет Министров СССР в Постановлении от 14 мая 1956 г. рекомендовал правлениям колхозов, приобретавшим деловую дре-
, продавать колхозникам, отработавшим на лесозаготовках, опреде­ленное количество древесины33.
к>, В Постановлениях СМ СССР и ЦК КПСС от 7 октября 1953 г. «О лик­видации отставания лесозаготовительной промышленности» и от 6 августа Ш955 г. «О мерах по коренному улучшению работы лесозаготовительной ^промышленности» особое внимание уделяли вопросам переустройства Леспромхозов сезонного действия в предприятия круглогодовой работы и ^Перевода леспромхозов на работу с постоянным кадровым составом рабо-Ьчях3*. Для этого правительство предусмотрело ряд льгот кадровым лесоза-^ГОтовителям. Им предоставлялись в пользование приусадебные и сенокос-^ные участки, отпускались на льготных условиях ссуды на строительство •"-индивидуальных домов, на приобретение домашнего скота. Личные при­усадебные хозяйства рабочих, инженерно-технических работников и слу-»' жащих освобождались от уплаты сельскохозяйственного налога, а нормы ^обязательных поставок молока и мяса устанавливались в половинном раз­мере. В 1950-х гг. в лесных поселках развернулось строительство домов, школ, клубов и других культурно-бытовых учреждений35.
В течение 1930-х гт. на предприятиях лесной промышленности был осуществлен переход от работы «в одиночку» к бригадно-звеньевому ме-* году. При этом создавались условия для разделения труда, более четкой организации лесозаготовительных работ. Такая система позволяла эффек­тивно использовать труд малоквалифицированных рабочих, а опытных ле­сорубов переключать на главные операции. В начале 1931 г. в леспромхо­зах Карелии работало 559 производственных бригад, которые объединяли % всех лесозаготовителей36. В апреле 1930 г. на лесозаготовках Коми авто­номной области насчитывалось 8 бригад в составе 120 человек, в апреле 1931 г. - 52 бригады, включавшие около 600 человек, в 1932 г. - 56,4% ра­бочих были организованы в бригады37. На предприятиях треста «Вологда-лес» в декабре 1939 г. были созданы 96 бригад, в том числе 82 бригады ле­сорубов, 1 бригада трелевщиков и 7 бригад возчиков38. На 1 января 1941 г. в этом тресте уже была сформирована 551 бригада лесорубов в составе 2526 человек (52% работавших на заготовке леса) и 346 бригад по подвоз­ке и вывозке древесины в составе 2295 человек (51 % от общего числа воз­чиков)39.
Бригадирами и звеньевыми назначались наиболее опытные лесорубы, знакомые с работой в лесу и бригадным методом труда, как из состава мо-
^Широкое распространение на лесозаготовках получили стахановское кение, социалистическое соревнование, в которые вовлекались и кол-
и-лесозаготовители. Ёссовой формой ударничества на лесозаготовках явилось движение £ячников» и «многотысячников», возникшее в 1930-х гг. Оно заключа­ла том, что лучшие лесорубы заготовляли в сезон 1 тыс. куб. м леса и тем самым перевыполняя норму в несколько раз. Это движение сре-Ьдхозников проходило под лозунгом: «Ни одного колхоза, не имеюще-йсячников"»42.
[годы Великой Отечественной войны повсеместно проходили «фрон­те» вахты (смены, декады, месячники), борьба за звание «комсомоль-^кштодежной фронтовой бригады», движение «двухсотников» и «трех-|ников» (выполнение за лесозаготовительный сезон 200 - 300 дневных pfM вместо установленных планом 100 - 120), соревнование за получение Четного звания «лучшего рабочего» и т. д.
Таблица 4
билизованных колхозников, так и из состава «постоянного кадра». За ка дой бригадой закрепляли участок работ и устанавливали месячное прои водственное задание. В целях пресечения самовольного оттока рабочей силы предписывалось, чтобы колхозники одного колхоза направлялись i один участок. Контролировать работу колхозников должен был член прав| ления колхоза, мобилизованный на лесозаготовки. Именно на него возл$ галась «персональная ответственность за недопущение текучести рабоче силы и возчиков с лошадьми и изменение за время сезона персональног состава колхозников.. .»40.
 
Год Удельный вес сезонников в   
составе лесозаготовителей (%)   
Щ Лесозаготовительных 1935 80   
Шедприятиях Карелии 1937 64   
1940 35   
Шг 1946 53   
1950 31   
Кйёсозаготовительных 1932 92   
Ведприятиях Коми АССР 1937 45   
1940 37   
'ф& ' 1946 61   
1950 50   
Шпредприятиях 1939 58   
|е&)сырьевого треста 1940 49   
Йкшогдалес» 1946 51   
1951 49  
Удельный вес сезонной рабочей силы в составе лесозаготовителей
Сезонники-лесозаготовители, не имевшие опыта работы, осваивали новные навыки непосредственно на производстве. Можно выделить сле| дующие формы обучения: кружки техминимума, «стахановские» школы| (прикрепление к передовику производства определенного количества рЦ бочих, которые в течение 10-15 дней знакомились с приемами «стаханов­ского метода работы»), индивидуальное (прикрепление к опытному спЦ циалисту) обучение41.
На протяжении 1940-х - 1950-х гг. бригадно-звеньевой метод оставался, основным способом организации производственного процесса на лесозапЦ товках. Правда, его организационные формы неоднократно менялись. В годы Великой Отечественной войны, например, широкое распространение-получили сквозные комплексные бригады, особенно среди колхозников-сезонников. Эффективность этого метода лесозаготовок заключалась в i том, что он связывал в единый режим работы рубщиков и возчиков. Итоги рабочего дня определялись не количеством леса, заготовленного на делян*| ке, а количеством доставленного в места приемки на верхних складах. В конце 1940-х гг. начали создавать поточно-комплексные бригады, которые; осуществляли все производственные операции по заготовке древесины — от валки до доставки на нижние склады (в бригаде работало около 60 че-^ ловек). Затем появились комплексные бригады, работавшие по графику цикличности, малые комплексные бригады, малые сквозные комплексные бригады. Каждая из этих организационных форм имела свои отличия по
ОДНОМу ИЛИ ряду Признаков: ПО КОМПЛеКСу ВЫПОЛНЯеМЫХ работ, КОЛИЧеСТВу Составлено и рассчитано по: Клементьев Е. И., К о ж а н о в А. А Сельская среда и население
w йЯ^рвлии 1945-1960 гг. Историко-социологические очерки. Л., 1988. С. 129, М а к v р о в В. Г Трудя-
ЛЮДеЙ И Механизмов, Закрепленных За бригаДОИ, СПОСОбу разделения труда|Ш^я Европейского Севера СССР в борьбе за подъем лесной промышленности (1946-1958). Петроза-
.     ,, ,.  твл„.лг„, „,..л^« „ „л лппофо •■'ЗИ&НРК* 1989. С. 53; Очерки истории Карелии. Петрозаводск, 1964. Т. 2. С. 273; Очерки истории Карель-
Между ЧЛенаМИ бригады, Методу учета И ПО ОПЛате Труда. ;рганизации кпс£ Петрозаводск 1970. С 268; Промышленные рабочие Коми АССР 19.8-1970
1974. С. 55, 88, 118; ГАВО. Ф. 1727. Оп. 4. Д. 19. Л. 38 об.: Д. 23. Л. 425, 434; Д. 169. Л. 21 об , 26 а; ЯРкю.д. 102. Л. 36.
!\ 47 - 54% от общего числа работавших, в 1951 г. - 37 - 42%, Гг.-27-30%52.
 
Рабочие «постоянного кадра» Сезонные рабочие В том числе   

«пеших» «конных»   
5693 7733 5381 2352   
6738 6424 4776 1648   
&1952 9230 5259 4233 1026   
р!953 10 380 3201 2074 1127   
11 554 3329 2435 894   
Г toss 12 045 2523 1725 798   
13 533 2046 1401 645   
|^1957 14 453 1531 1230 301  
Численность рабочих «постоянного кадра» и сезонной рабочей силы , на предприятиях комбината «Вологдалес» (без сплавконторы; чел.)
|£оставлено по: ГАВО. Ф. 1727. Оп. 10. Д. 102. Л. 36.
Таблица 5
На протяжении 1930-х - начала 1950-х гг. масштабы привлечения верного крестьянства на лесозаготовительные работы в порядке трудо) и гужевой повинности оставались весьма значительными. На лесоза] ках в Вологодской области ежегодно работало от 20 до 30 тыс. ме< колхозников, в Архангельской области - от 16 до 20 тыс.43 В начале 193« гг. для работы в лесной промышленности Карелии ежегодно привлекал! около 30 тыс. местных крестьян, в конце 1930-х - начале 1940-х гг^ 4-5 тыс. (сокращение произошло в связи с мобилизацией сезонной pal чей силы из других регионов страны)44. В Коми АССР в конце 1940-х гг. лесозаготовках было задействовано около 60% всех трудоспособных koj хозников45. О высоком удельном весе сезонной рабочей силы в составе i\ созаготовителей по другим регионам можно судить по данным, преде* ленным в таблице 4.
 
Рабочие «постоянного кадра» Сезонные рабочие Всего   
^. тыс. чел. % тыс. чел. % тыс. чел. %   
|Т940 13,1 65,2 7,0 34,8 20,1 100   
р>946 4,3 47,3 4,8 52,7 9,1 100   
|l950 24,0 68,6 11,0 31,4 35,0 100   
44,5 91,6 4,1 8,4 48,6 100   
|?1959 54,4 99,3 0,4 0,7 54,8 100  
Таблица 6
Численность рабочих лесной промышленности Карелии
Jj Источник: Клементьев Е. И, Кожанов А. А. Сельская среда и население Карелии. 1945-Йгг. Историко-социологические очерки. Л., 1988. С. 129.
Заметим, что в связи с военной мобилизацией численность работай «постоянного кадра» сократилась в два раза46. На работу в лес выхо, четырнадцатилетние подростки, мужчины старше 55 лет, женщины erapi 45 лет47. В военный период возросла роль женского труда, и проводили^ кампании, направленные на вовлечение женщин в лесную промышле! ность. Приведем выдержку из выступления на заседании Вологодского кома партии по вопросам развития лесной промышленности (1939 г, «Обращает внимание, что очень мало внедрен женский труд в лесное xi зяйство... Разве перевелись у нас женщины, о которых говорил Некрасове своих стихах? Задача - найти этих женщин, научить стахановской раб< те...»48. И в этом направлении осуществлялись активные практически* действия.
На лесозаготовительных предприятиях Коми АССР женщины состав-ляли в 1931 г. 13% общего числа лесозаготовителей, в 1939 г. - 27,5%, i 1941 г. - 34,5%, в 1945 г. - 76,5%49. Если до войны на лесозаготовках К релии численность женщин не превышала 25% от общего числа работав*! ших, то в 1942 г. этот показатель возрос до 50 - 60%30. На предприятия: треста «Вологдалес» среди кадровых рабочих удельный вес женщин уве-Jj личился с 49% в 1943 г. до 61% в 1945 г.51
В послевоенные годы наблюдалась устойчивая тенденция сокращени?^, В процессе технической реконструкции удалось в значительной степе-численности женщин в составе лесозаготовителей. По данным В. Г. Маку*|||$ преодолеть сезонность рабочей силы. Например, в январе 1955 г. в ком-рова, на лесозаготовках Европейского Севера женщины составляли вщйнате «Комилес» насчитывалось почти 13,5 тыс. рабочих, из них только
3,6 тыс. - сезонников (27%). 85% всего объема работ по заготовке и вывоз-
ке древесины выполнялось постоянными рабочими. К концу 1958 г. в j ной промышленности Коми АССР численность рабочих «постоянна кадра» возросла по сравнению с 1955 г. на 36 тыс. человек и состав;: 46 тыс. человек53. Рост численности рабочих «постоянного кадра» и крашение сезонников происходили и в других регионах Европейского ' вера. Об этом свидетельствуют данные таблиц 5 и 6.
В общей численности работников лесозаготовительных предприя Карелии удельный вес сезонной рабочей силы сократился с 52,7% в 194$ до 0,7% в 1959 г. На предприятиях комбината «Вологдалес» этот пока тель снизился с 58% в 1950 г. до 9,6% в 1957 г. К концу 1950-х гг. комб нат фактически перешел на круглогодовой режим работы: в первом ква! тале 1959 г. численность рабочих «постояннЬго кадра» достигла 19 092-1 ловек, а сезонной рабочей силы - сократилась до 1020 человек (5% от < щего числа лесозаготовителей)54.
Анализ архивных документов свидетельствует о том, что мобилизац сезонников на лесозаготовки проходила с большими трудностями. В от тах лесозаготовительных предприятий часто отмечалось, что колхозы выделяли необходимого числа рабочих. Как правило, добиться своевр менного выхода в лес и стабильной работы всех мобилизованных колхоз­ников в течение лесозаготовительного сезона не удавалось55. По наи подсчетам (см. табл. 6 приложения), в Вологодской области на лесозапн товках работало 60 - 80% от планового числа мобилизованных. Правда, Ь отдельные дни количество сезонников превышало плановые показателе (по лесозаготовительным предприятиям Вологодской области такие чаи были зафиксированы в 1949 и 1950 гг.).
Таблица V
Численность сезонной рабочей силы на лесозаготовках в тресте «Вологдалес»
 
Дата учета Работало в лесу (количество человек) Изменение числа сезонников к предыдущей дате учета   
10 октября 9614 -   
1 ноября 12 821 +3207   
20 ноября 12 656 - 165   
1 декабря 13 900 +1244   
20 декабря 12 955 -945   
31 декабря 15 325 +2370  
Составлено и рассчитано по: ГАВО. Ф. 1727. Оп. 4. Д. 6. Л. 34.
в IV квартале 1938 г.
^ В течение лесозаготовительного сезона численность работавших в лесу зонников не была постоянной. Приведем данные учета мобилизованной Очей силы на предприятиях треста «Вологдалес» в четвертом квартале *38 г. (табл. 7). Как видим, на протяжении октября - декабря состав кол-Зников-лесозаготовителей менялся неоднократно. ^Колхозники-лесозаготовители были задействованы на всех основных оизводственных операциях. Согласно делопроизводственной докумен-ии лесозаготовительных предприятий, проводился учет трех видов ра-;т: заготовка, подвозка (трелевка) и вывозка древесины. Необходимо от­ветить, что анализировать производственную деятельность сезонников, Jp.,е. рассчитывать удельный вес работ, выполненных этой категорией лесо-готовителей, достаточно сложно. Так, в отчетной документации треста ^Вологдалес» до лесозаготовительного сезона 1942/1943 г. отдельно учи­вшаяся только объем работ по подвозке и вывозке древесины. Начиная с резона 1948/1949 г. форма отчетности по производственной деятельности Лесозаготовительных предприятий изменилась - стали отдельно учитывать олько работы, произведенные механизированным способом на всех ос-овных лесозаготовительных операциях. Как видно из таблицы 7 приложения, на предприятиях треста «Воло­гдалес» в 1939 - 1948 гг. на долю мобилизованных колхозников приходи­лось 61% - 82% объема трелевочных работ. В указанные годы возрастал и удельный вес работ, выполненных сезонниками на заготовке леса. Так, в сезоне 1942/1943 г. на долю мобилизованных колхозников приходилось ,50% от общего объема работ, в сезоне 1947/1948 г. - 70%. На вывозке дре­весины с лесосек в нижние склады в основном были заняты рабочие кад­рового состава леспромхозов. В 1939 г. на долю сезонников приходилось 35% объема работ по вывозке леса, в годы войны - 29 - 42%. В течение 1950-х гг. в связи с уменьшением численности сезонной рабочей силы в составе лесозаготовителей происходило сокращение удельного веса этой категории работников в выполнении всех лесозаготовительных операций.
Отношение колхозников к лесозаготовкам было неоднозначным. Имеющиеся в нашем распоряжении архивные документы позволяют сде­лать вывод, что оно напрямую зависело от материального положения кол­хозной семьи.
В колхозах с низкой доходностью и незначительной оплатой трудо; после отработки лесозаготовительного сезона многие колхозники вербо' лись в «постоянный кадр» леспромхозов. Так, в докладной записке с£, таря Бабушкинского райкома от 26 января 1955 г. в Вологодский партии отмечалось, что в деревнях Рыжево, Ямная (колхоз «1-е Ма Грозино (колхоз «Красный пахарь») «совершенно не осталось трудо собных колхозников», что пребывание рабочих-лесозаготовителей в н~ ленных пунктах других колхозов приводило «к ослаблению трудовой; циплины в общественных хозяйствах, отвлечению от колхозного пр водства значительной части рабочей силы»56. Для многих колхозник особенно молодежи, участие в лесозаготовках было реальной возмоя стью уехать из деревни, сменить свой социальный статус. По сообщен" Грязовецкого райкома партии Вологодской области, в начале 1950-х колхозы района ежегодно не возвращалось с лесозаготовок до 500 чей век57.
В тех же колхозах, где доходы были более высокими или где крестья занимались традиционными кустарными промыслами, приносившими ход, отношение сельского населения к лесозаготовкам было негативньГЙ Например, в Кирилловском районе Вологодской области в сезон! 1939/1940 г. вместо установленных планом 375 сезонных рабочих на леесГ заготовках в среднем работало 100- 150 человек (27 - 40% от плана), стная администрация объясняла такой низкий показатель участия в лесоза\ готовках тем, что в районе значительная часть колхозников занималась готовлением гармоник и на «лесозаготовки не идут потому, что много з# рабатывают и дома»58.
Имели место случаи (как правило, немногочисленные), когда колхозЧ ники отказывались получать повестки на работу в лес. Так, в осеннее; зимний лесозаготовительный сезон 1947/1948 г. в Харовском районе Воло­годской области отказались от выхода в лес 10 человек (0,4% от общего^ числа привлеченных в порядке платной трудовой и гужевой повинности). Районный прокурор распорядился воздействовать на этих лиц «через уча*: сткового милиционера»59. Были и такие факты, когда по различным при-| чинам разнарядка по мобилизации сельского населения на лесозаготови* тельные работы поступала в сельские советы и правления колхозов с опо-: зданием, крестьяне пользовались этой задержкой и устраивались на другие сезонные работы. Например, такой случай произошел осенью 1947 г. в
мском районе Вологодской области, где, как следует из документа, [более полноценная рабочая сила в массовом порядке ушла из района в ie области и республики на побочные заработки»60. Негативное отношение крестьянства к платной трудовой и гужевой по-шости, нежелание колхозников работать на лесозаготовках можно объ-несколькими причинами. Работа лесозаготовителей на протяжении 0-х- 1940-х гг. была маломеханизированной, преобладал тяжелый руч-i труд. В годы войны произошло резкое снижение уровня механизации, гие механизмы (тракторы, автомашины и проч.) были мобилизованы нужды фронта. В леспромхозах оставалась в основном старая, неис-вная техника. Так, на предприятиях треста «Вологдалес» в 1944 г. из % тракторов работало всего 9 (8%), из 29 автомашин - 4 (14%)61. Основ-Й объем работ по вывозке и подвозке древесины был перенесен на гуже-обоз леспромхозов и мобилизованный гужевой транспорт колхозов, анизация таких трудоемких процессов, как рубка, погрузка, разгрузка, логически не проводилась совсем62. Ситуация начала меняться лишь по-принятия Постановления СМ СССР от 8 августа 1947 г. «О механиза-лесозаготовок, освоении новых лесных районов и создании необходи-X условий для закрепления рабочих и инженерно-технических кадров нистерства лесной промышленности СССР»6\ На лесозаготовительные ^приятия страны стали поступать тракторы и автомобили, передвиж-te электростанции и электропилы, паровозы и мотовозы, погрузочные )аны и лебедки. Только за годы первой послевоенной пятилетки лесоза-вительные предприятия освоили 30 новых типов оборудования64. На протяжении второй половины 1940-х-1950-х гг. уровень механизации ле­созаготовительных работ постоянно возрастал. Если в 1946 г. в леспромхо­зах преобладал ручной труд, особенно на заготовке и подвозке леса, то в 958 г. все основные циклы лесозаготовительного процесса были механи­зированы на 90 - 98% (табл. 8).
Все же отметим, что и в 1950-х гг., когда на лесозаготовках происходи­ло освоение новых механизмов и техники, колхозники-лесозаготовители зачастую использовались на тех участках работы, где применялся ручной у]груд. Так, согласно материалам учета расстановки рабочей силы на пред­приятиях комбината «Вологдалес» от 16 февраля 1953 г. (см. табл. 8 при­ложения), на лесосеках и верхних складах был задействован 71% от обще­го числа сезонников, в том числе 42% колхозников работало на обрубке
Жилищно-бытовые условия в леспромхозах оставались крайне неуд~ летворительными. Часто рабочих поселяли в неприспособленные помей ния, во временные постройки. Во многих общежитиях не было крова поэтому обычно строили нары. Известны случаи, когда рабочие спа прямо на полу. Постельные принадлежности (матрасы, подушки, одеял! постельное белье) зачастую отсутствовали. В жилых помещениях отмеч лись скученность, грязь, холод. На многих лесных участках не было бань^ оборудованных сушилок в общежитиях. Не хватало мастерских по ремЬ ту обуви и одежды. Многие крестьяне-сезонники, как отмечалось в док ментах, «зная об этом, шли на хитрость и, отправляясь на лесозаготовк% обували плохую обувь, чтобы затем иметь предлог для последующего воз&г вращения [домой]»65.
Серьезные нарекания со стороны рабочих-лесозаготовителей предъя#| лялись к организации системы питания и торговли на лесозаготовках, отдельных лесоучастках доставка горячей пищи к местам работы лесо бов не организовывалась66. Столовые содержались в антисанитарном со-; стоянии, ассортимент блюд был ограничен, качество обедов низкое. Мно£
ч
гие столовые плохо оборудовались. Приведем один показательный пример; В январе 1953 г. на предприятиях треста «Вологдалес» проводилась пр верка состояния торговли и общественного питания. Проверка установила^ что в столовой Макаровского лесопункта, в которой питались 250 человек^ было оборудовано только 16 посадочных мест. В этой столовой имелись! всего 4 ложки, 7 стаканов, 8 глубоких тарелок. В отчете отмечалось, что
сучьев, 11% - лесорубами вручную, 10% - возчиками на подвозке , сины, 9% - грузчиками вручную.
Т а б л иц_^
Уровень механизации основных лесозаготовительных работ Л
На вывозке лес
На заготовке леса
Год
на предприятиях Европейского Севера (% к общему объему работ)      ^
28
1946
50
50
1950
На трелевке леса
95
90
98
1958
Составлено по: М а к у р о в В. Г. Трудящиеся Европейского Севера СССР в борьбе за подъем л ной промышленности (1946-1958). Петрозаводск, 1989. С. 87.
43
i время обеда создавались очереди и наблюдалось законное недовольст-"рабочих из-за пренебрежительного к ним отношения»67. #"В леспромхозовских магазинах в продаже часто отсутствовали необхо-ле хозяйственные и галантерейные товары, одежда и обувь, керосин; \ ограничен ассортимент продуктов питания, допускались перебои с по-вками хлеба68. Известны факты продажи недоброкачественных продук-9. Особенно серьезные проблемы с обеспечением леспромхозов продо-ствием наблюдались в годы Великой Отечественной войны. Так, в кладной записке председателя Вологодского райисполкома от 12 марта ♦5 г. отмечалось, что в начале марта из Монзенского леспромхоза за од-ночь «самовольно ушли» 53 колхозника по причине того, что «рабочим давали три дня хлеба»70.
Рабочие-лесозаготовители не обеспечивались в должной степени по-бянным медицинским обслуживанием, во многих леспромхозах не хва-tto медикаментов, на лесосеках отсутствовали аптечки71. В то же время в Леспромхозах остро стояла проблема заболеваемости педикулезом и ки-ечными инфекциями. -> Негативное отношение колхозников к лесозаготовкам вызывалось и ;м, что имели место постоянные задержки в расчетах по заработной плате : рабочими леспромхозов, а также с колхозами за использование колхоз-: лошадей. Партийные органы неоднократно указывали, что задолжен­ность по заработной плате лесорубам и возчикам за прошедший лесозаго­товительный сезон «затрудняет своевременное заключение договоров с олхозами и колхозниками и может негативно отразиться на начале лесо­заготовок в новом осенне-зимнем сезоне»72.
Можно выделить еще одну причину, по которой колхозники стреми-щсь покинуть лесозаготовительные работы. Речь идет о грубом обраще­нии администрации лесозаготовительных предприятий с рабочими. При­ведем один пример. В Монзенском леспромхозе Вологодской области 18 ^января 1944 г. не вышли на работу 5 сезонников (большинство 1927 года рождения). Начальник Лосьинского лесоучастка Глебашев, секретарь ме-'стной комсомольской организации Чечнев и инженер Пурин, «вооружив­шись ружьем», произвели арест этих колхозников (во время ареста был сделан выстрел в воздух). Как сказано в документе, освободил колхозни­ков прокурор Лежского района, прибывший в лесопункт7'. Когда происхо­дил массовый отток сезонников с лесозаготовок, как правило, прибегали к
помощи милиции. Так, в Белозерском районе Вологодской области в зим* ние месяцы 1948 г. аппаратом РОВД были направлены обратно в лес 409| лесорубов и 211 возчиков. К уголовной ответственности было привлечем 13 человек74.
Трудовая и гужевая повинность на лесозаготовках, возложенная на сеч| верное крестьянство, а также практика комплектования рабочих «постоян*! ного кадра» лесозаготовительных предприятий из числа местного сельск го населения вызывали недовольство со стороны районных советских щ партийных органов, правлений сельсоветов и колхозов. Архивные истом ники содержат массу примеров, когда работники леспромхозов, прибыв»^ шие для вербовки рабочей силы, встречали открытое противодействие сощ стороны местной администрации. Так, накануне лесозаготовительного сезЦ зона 1946/1947 г. секретарь Сямженского райкома партии Вологодской об­ласти запретил проводить набор колхозников в «постоянный кадр» лес*4| промхозов до тех пор, пока по этому вопросу «не будет дано указание со% стороны обкома»75.
Как способ противодействия комплектованию рабочей силы лесозаго* товительных предприятий можно рассматривать отказы правлений колхо-j зов заверять индивидуальные договоры колхозников с леспромхозами, хо- \ тя подобные действия категорически запрещались законодательством76. \ Правления колхозов часто выделяли для вербовки в «постоянный кадр»,; тех колхозников, которые «не проявляли желания заключать договора)), и, наоборот, местная администрация не отпускала тех, кто стремился уехать; на лесозаготовки77.
Некоторые руководители колхозов прибегали к методам прямого дав- -V ления на колхозников, стремившихся перейти на работу в леспромхозы. В Щ 1949 г., например, в Бабушкинском районе Вологодской области был слу­чай, когда колхозник С. О. Ярыгин из Юркинского сельского совета, пы­тавшийся уехать на лесозаготовки, был выселен из области. Только благо- Г| даря вмешательству в это дело руководства треста «Вологдабумлес» кол­хозник был возвращен обратно78. Приведем еще один пример, который произошел в этом же районе. Колхозниц Ф. В. Филимонову и В. П. Фили­монову из колхоза «Красная горка» Тимановского сельского совета «под угрозой оружия принуждали отказаться от заключения договора» с лес­промхозом79.
Противодействие со стороны местной администрации набору рабочей на лесозаготовки было вполне закономерным. Практика комплекто-ия постоянных кадров и лесозаготовительных, и городских промыш-нных предприятий за счет местного сельского населения приводила к |чительному сокращению численности колхозников (особенно трудо-йеобного возраста). Материалы таблицы 9 приложения показывают, что Вологодской области в течение 1948 - 1952 гг. в порядке оргнабора на янную работу в промышленность поступило более 47 тыс. сельских лей, в том числе на предприятия Министерства лесной промышленно--23 тыс. человек. С 1946 по 1953 г. колхозное население Вологодской асти сократилась более чем на 164,3 тыс. человек. В 1953 г. среднего-вой недостаток рабочей силы в колхозах Вологодской области составил коло 30%, а в отдельных хозяйствах до 60%80. В 1950-х гг. областные вла-неоднократно обращались в Совет Министров СССР, в ЦК КПСС с сьбой сократить планы привлечения местного крестьянства на лесоза-вки. Любопытно, что в качестве предложения по решению «кадровых» блем лесозаготовительных предприятий местные власти предлагали величить завоз в Вологодскую область недостающего количества посто­вых и сезонных рабочих из других регионов страны»81. Аналогичная си-ация с трудовыми ресурсами колхозов наблюдалась и в других террито­риях Европейского Севера. Так, в 1948 г. в лесную, угольную и нефтяную умышленность Коми АССР было мобилизовано 8895 сельских жителей, 1949 г. - 9909. В 1951 г. на лесозаготовительные предприятия республи­ки поступило 9800 колхозников. В последующие годы приток рабочей си-Йы из деревни резко сократился. С 1953 по 1958 г. в Коми АССР числен­ность колхозников, мобилизованных по оргнабору на постоянную работу в ^промышленность, составила лишь 1318 человек82.
Таким образом, в порядке трудовой и гужевой повинности колхозники Европейского Севера на протяжении 1930-х - начала 1950-х гг. выполняли значительный объем всех лесозаготовительных работ. Это негативно отра-j£ зилось на состоянии производительных сил деревни. Сокращение числен­ности колхозников, привлекаемых на лесозаготовки, происходило по мере $ перехода лесозаготовительных предприятий на круглогодовой режим ра­боты с постоянным кадровым составом лесозаготовителей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.