суббота, 24 мая 2014 г.

1 М.А.Безнин Т.М.Димони Л.В.Изюмова Повинности российского крестьянства в 1930-1960 гг

ВОЛОГОДСКИЙ НАУЧНО-КООРДИНАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ЦЭМИ РАН ВОЛОГОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
"'   01-21
212-2




ПОВИННОСТИ РОССИЙСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА В 1930 - 1960-Х ГОДАХ

Вологда 2001
ББК 63.3(2 Р0С)6 Б39









Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда Проект № 99-01-00356

Публикуется по решению ученых советов Вологодского НКЦ ЦЭМИ РАН и Вологодского государственного педагогического университета

Безнин М. А., Димони Т. МЦ Изюмова Л. В. Повинности российского крестьянства 1930 - 1960-х годах. - Вологда: Вологодский НКЦ ЦЭМИ РАН, 2001. - 141 с.




ПРЕДИСЛОВИЕ

р: ГС С
5v
: "•'  :::нная
Книга доктора исторических наук профессора М. А. Веснина, кандидата историче­ских наук доцента Т.М. Димони и старшего преподавателя Л.В. Изюмовой посвящена ис­следованию повинностей российских колхозников в 1930 - 1960-х гг. В ней рассмотрены отработочная, натурально-продуктовая и денежная повинности крестьянства Книга рас­считана на студентов, аспирантов, преподавателей исторических и экономических дисци­плин, а также всех интересующихся проблемами аграрного сектора экономики.


Научный редактор - кандидат экономических наук М. Ф. Сычев.








© М. А. Безнин, Т. М. Димони,
Л. В. Изюмова, 2001 © Вологодский государственный
педагогический университет, 2001 © Вологодский научно-координационный
центр ЦЭМИ РАН, 2001
В 1990-х гг. в рамках вологодской школы аграрной истории появилось
I несколько новых исследовательских направлений, посвященных колхозному
| периоду советской деревни. Интенсивно изучается первичная ячейка аграр-
I ного общества - крестьянское хозяйство, двор (М. А. Безнин, О. В. Артемова,
?' Н. В. Савина). Предметом специального рассмотрения стали взаимоотноше-
i
I ния крестьянства и государства (Т. М. Димони, В. Л. Кукушкин и др.). Ве-
\ лось системное исследование проблемы материального положения колхозни-
I ков (К. А. Гулин, С. Г. Карпов, М. А. Безнин и др.). Описана история едино-
\ личных крестьянских хозяйств 1930-х гг. (М. Н. Глумная). Выполнен ряд
I диссертационных исследований по сельской демографии, изучались процес-1гсы раскрестьянивания, социальной дифференциации и т. д. I      Важнейшей проблемой в этом ряду является история крестьянских по-
I винностей колхозного времени. Этот вопрос представляется одним из ключе-
I вых в изучении аграрной экономики 1930 - 1960-х гг. По сути, повинности
к
| были важнейшим слагаемым колхозной системы. Уникальны они и как меха-
i
t низм раскрестьянивания. Именно повинности - базовый объект взаимоотно-
\ шений крестьянства и государства, важнейшая причина крестьянского про-
з
теста, основной фактор влияния на социальную дифференциацию в колхоз- Ц
i
ной деревне. I
Изучение проблемы повинностей крестьян-колхозников находится в зача- |
точной стадии: сказывается неразработанность источниковой базы и ела- |
бость исследовательских методик. Причем ряд важных вопросов (например, |
таких, как уровень эксплуатации колхозников через повинности, анализ их |
экономической эффективности и т. п.) исследовать без серьезных экономико-  Щ
I
статистических разработок вряд ли возможно. I
Данная работа не претендует на полномасштабное системное описание |: РАЗДЕЛ I
проблемы. Ее цель - обобщить накопленный авторами материал по теме.        | в. ~
Р w а с        !'       повинности российских колхозников
В первом разделе, авторами которого являются М. А. Ьезнин  и | в 1930 — 1960-Х ГГ
Т. М. Димони, характеризуется система повинностей российских колхозни- |
ков, существовавшая в 1930 - 1960-х гг., и ее законодательное оформление, I
дается общее описание отработочной, натурально-продуктовой и денежной | Проблема повинностей (несения определенных обязательств, платных
формы повинностей, анализируются методы привлечения к выполнению по- § им бесплатных, в чью-либо пользу) не нова в отечественной историографии,
с       ,   „,,™а„,   % особенно в контексте рассмотрения вопросов взаимоотношений крестьянства
винностей. К разделу прилагается документальная подборка (составитель | г        f н "ишсиии кречышетва
£ и государства в экономико-хозяйственной сфере. Крестьянство в России на
Т. М. Димони). I протяжении почти тысячи лет составляло большую часть населения. Харак-
Второй раздел посвящен более детальному анализу отработочной повин- | терной чертой крестьянского общества было преобладание натурального
ности колхозного крестьянства Европейского Севера в 1930 - 1950-х гг., в | способа ведения хозяйства, важнейшей составляющей - особые методы экс-
том числе отработочной повинности в хозяйстве колхоза, трудовой и гуже- | плуатации крестьянства.
Г      Относительно дореволюционной истории тема повинностей крестьян
вой повинности на лесозаготовках, дорожной повинности. К данному разделу f            „„лпм,в_„л              D               л.
^ | Давно и плодотворно изучается. В историографии советского периода отече-
дается приложение в виде таблиц, характеризующих динамику изучаемых | ственной истории проблема исследовалась лишь применительно ко времени
процессов. Автором текста второго раздела и составителем приложения к | «военного коммунизма»1. Колхозный же этап истории российского крестьян-
нему является Л. В. Изюмова. I ства Развернутому анализу через призму изучения системы повинностей не
| подвергался, хотя отдельные стороны проблемы рассматривались в трудах | российских историков. О. М. Вербицкая и М. А. Безнин изучали использова-| ние труда колхозников в общественном хозяйстве сельхозартели. М. А. Без-| нин, изучая проблемы бюджета крестьянской семьи, описал систему отрабо-| ток, натуральных повинностей, займовых и налоговых платежей крестьян-ства в послевоенный период2. В. П. Попов охарактеризовал крестьянские на-
логи 1940-х гг. Эта же проблема затрагивалась в работах В. Ф. Зимы3. Госу­дарственные обязанности крестьянства в советский период рассматривались в многотомной «Истории советского крестьянства»4. Тем не менее задача системного изучения повинностей колхозного крестьянства России пока на­ходится в стадии разрешения.
Выделение этой проблемы в истории колхозного крестьянства вполне ло­гично, ибо речь идет о бытовании традиционной для аграрного (или так на­зываемого «феодального») общества системы взаимоотношений, которая почти в классическом виде была воссоздана в начале 1930-х гг. и существо­вала до конца 1960-х (в 1958 г. отменяются «оброки» - госпоставки, в конце 1960-х прекращает существование «барщина». - регулируемая отработочная повинность в общественном хозяйстве колхозов).
Целью данной работы является изучение системы крестьянских повинно­стей в 1930 - 1960-х гг., их структуры, количественных и качественных ха­рактеристик, методов привлечения к их исполнению. Территориально иссле­дование базируется преимущественно на материалах РСФСР, так как изучение аналогичных проблем по другим союзным республикам, а значит, описание процесса в целом по СССР требует дополнительных материалов и историографически, на наш взгляд, еще не созрело.
1. СИСТЕМА ПОВИННОСТЕЙ I
И ЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ
Остановимся сначала на общей характеристике системы крестьянских по­винностей тех лет и ее законодательного оформления.
Система крестьянских повинностей в 1930 - 1960-х гг. включала отрабо­точную, натурально-продуктовую и денежную повинности.
Отработки. Отработочная повинность окончательно сформировалась к концу 1930-х гг. Она включала в себя обязательные отработки в общест­венном хозяйстве колхоза, трудовую и гужевую повинность на лесозаготов­ках и торфоразработках (в зависимости от природных условий региона), ра­боту по строительству и ремонту дорог, а также в некоторых других отраслях, где требовалось сезонное увеличение числа рабочих рук (лесохи­мии, рыбопромыслах, кирпичной промышленности и др.).
Формирование отработочной повинности в общественном хозяйстве кол­хоза шло параллельно становлению колхозного строя. Уже Примерный устав сельхозартели 1935 г. устанавливал взыскания, вплоть до исключения из членов артели, для колхозников, не вышедших без уважительных причин на работу5. Окончательно в форме повинности работа в общественном хозяйст­ве колхоза была закреплена Постановлением ЦК ВКЩб) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. Для всех трудоспособных колхозников (женщин от 16 до 55 лет и мужчин от 16 до 60 лет) устанавливался обязательный годовой минимум трудодней - от 60 до 100 - в различных районах страны6. В 1942 г. Поста-нЪвлением СНК СССР и ЦК ВКЩб) «О повышении для колхозников обяза­тельного минимума трудодней» обязательный минимум был повышен до 100 *~ 150 трудодней7. Тогда же установлена обязательная выработка трудодней по периодам сельхозработ для взрослых трудоспособных колхозников, впер­вые зафиксирован обязательный минимум трудодней для подростков - чле­нов семей колхозников - в количестве 50 трудодней в год. Обязательный ми­нимум трудодней,  повышенный  на период войны  по рекомендации февральского (1947 г.) Пленума ЦК ВКП(б)8, был сохранен постановлением Совета Министров СССР от 31 мая 1947 г. В апреле 1948 г. существовавшие производственные нормы труда в колхозах пересмотрены в сторону повыше­ния с утверждением их Постановлением СМ СССР «О мерах по улучшению организации, повышению производительности и упорядочению оплаты труда в колхозах»9. Так, нормы труда на пахоте были увеличены на 12 - 17 %, на бороновании - на 12 - 20 %, на тереблении льна - на 25 % и т. д. Новые нор­мы были рассчитаны для всех районов страны и исходили из показателей трудовой деятельности передовых колхозников в районах, лучше обеспечен­ных сельхозтехникой. По мнению О. М. Вербицкой, для крестьян большин­ства колхозов России, особенно северных и центральных областей, эти нор­мы были явно завышены10.
На рубеже 1940 - 1950-х гг. неоднократно предпринимались попытки пе­ресмотреть в сторону увеличения установленный обязательный минимум трудодней. В итоге обсуждения данного вопроса в середине 1950-х гг. прави­тельство рекомендовало колхозам стабилизировать годовой обязательный минимум на уровне 150 трудодней для женщин и 200 - для мужчин1 \
Обязательность выработки годового минимума трудодней трудоспособ-ными колхозниками сохранялась фактически до середины 1960-х гг. Измене­ние характера трудовой повинности в общественном хозяйстве колхоза про­изошло в результате эволюции принудительного принципа привлечения к колхозному труду. Постановление «О повышении материальной заинтересо­
ванности колхозников в развитии общественного производства», принятое ЦК КПСС и СМ СССР 16 мая 1966 г., вводило гарантированную оплату тру­да колхозников деньгами (не реже одного раза в месяц) и натурой (в соответ­ствии со сроками получения продукции)12. Эту линию закрепил принятый в ноябре 1969 г. новый Примерный устав колхоза, по которому минимум тру­дового участия в общественном хозяйстве трудоспособных колхозников стал регулироваться правилами внутреннего распорядка каждого колхоза13. С это­го момента государственное регулирование отработочной повинности в об­щественном хозяйстве колхозов прекращается.
Участие в лесозаготовках становится обязательным для крестьян с конца 1920-х гг. и оформляется в виде регламентируемой трудгужповинности в 1941 г.14. К лесозаготовкам привлекались колхозники: мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины - от 16 до 45 лет15. Разверстка привлечения тру­доспособных колхозников начиналась со спускаемого правительством се­зонного плана лесозаготовок по различным ведомствам. Число привлекае­мых колхозников зависело от потребностей данных ведомств в дополни­тельной рабочей силе. Большую часть сезонных рабочих привлекали пред­приятия лесной и местной топливной промышленности. На республикан­ском, краевом (областном) уровне план развёрстывался по районам, затем райисполкомы Советов народных депутатов доводили план до сельсоветов, а те определяли число колхозников, выделяемых на сезонные лесозагото­вительные работы каждым колхозом. С колхозами и привлеченными в обя­зательном порядке колхозниками леспромхозы заключали трудовые дого­воры16. В 1934 г. на лесозаготовках,впервые были введены единые нормы выработки17. От колхозника, участвующего в исполнении трудгужповинно­сти на лесозаготовках, требовалось выполнение за лесозаготовительный се­зон фиксированного количества работ (трудонорм) - 110 дневных норм для пеших рабочих и 100 - для возчиков с лошадьми. Трудгужповинность на лесозаготовках была платной. Однако до 1938 г. труд колхозников, рабо­тающих на лесозаготовках, оплачивался значительно ниже труда кадровых рабочих, которым насчитывались процентные надбавки за стаж, хлебные надбавки, а позднее - единые надбавки к основному заработку в размере от 10 до 80 руб. в месяц. Из заработка колхозников-возчиков делались отчис­ления колхозам на содержание лошадей, ремонт саней и сбруи. Они дохо­дили до 50% от общего заработка18. Этот порядок оплаты был изменен в 1938 г.: всем привлеченным к трудгужповинности стала выплачиваться как
Ьсновная заработная плата, так и сезонная, прогрессивная с начислением р Премий-надбавок наравне с рабочими постоянного кадра19. Снижение коли-pL- Wrraa привлекаемых к лесозаготовкам колхозников связано с реализацией Щ^у^штт комплектования лесозаготовительных предприятий с 1954 г. посто-§Г^ЙЯ8Ыми кадрами рабочих20. Но участие колхозников в лесозаготовках про-& должало сохраняться, хотя и носило добровольный характер. 5 Отработочная повинность в торфодобывающей промышленности также ^армировалась с конца 1920-х гг.21 К работам по добыче торфа привлекались ^т|удоспособные колхозники-мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины - от 16 до 45 лет22. Лишь с 1950 г. предпринимались попытки ограничить '% Привлечение женщин к тяжелым работам в торфяной промышленности23. |. Организовывали работу по торфодобыче Наркоматы местной и топливной й Промышленности РСФСР (позднее объединенные в Министерство местной топливной промышленности), управления промкооперации на местах. Утвержденный план оргнабора доводился до облисполкомов, которые раз­верстывали его по райисполкомам, а те, в свою очередь, распределяли по сельсоветам и колхозам. Правления колхозов заключали с привлеченными на торфоразработки колхозниками индивидуальные трудовые договоры.
т
Дорожная повинность являлась одной из древнейших натуральных по­винностей сельского населения24. Она была использована советской властью в различных формах в годы «военного коммунизма». На 1930-е гг. приходит­ся становление этой повинности как системы: утверждаются нормы и формы ее исполнения. Согласно Постановлению ЦИК и СНК СССР от 3 марта 1936 г. «О трудовом участии сельского населения в строительстве и ремонте Шоссейных и грунтовых дорог» трудоспособные сельские жители (мужчины |; в возрасте от 18 до 45 лет и женщины в возрасте от 18 до 40 лет) должны бы-*' ли ежегодно отработать 6 дней на дорожных работах в радиусе 15 км от се-
ления. Единоличники должны были отработать не менее 12 дней. Кроме то-Щ го, жители деревень обязаны были предоставлять на тот же срок в распоря-жение дорожных органов принадлежавшую им тягловую силу, гужевой !| транспорт, инструменты и инвентарь. При этом дорожная повинность уста-|; навливалась как бесплатная23. Постановление рекомендовало создать в каж-j» дом колхозе постоянную дорожную бригаду, работа которой засчитывалась f бы в общий план трудоучастия в дорожном строительстве всех членов дан-f   ного колхоза. Дорожная повинность в форме обязательного трудоучастия в
ней сельского населения была отменена лишь в 1958 г.26, хотя ряд после­дующих лет привлечение колхозников к строительству дорог сохранялось.
Натуральные «оброки». Натурально-продуктовые повинности были вве­дены в 1932 - 1933 гг. в форме обязательных поставок государству отдель­ных27, а в 1939 - 1941 гг. почти всех основных продуктов, производимых в приусадебном хозяйстве (зерно, рис, картофель, мясо, молоко, шерсть, коже­венное сырье, яйца, сыр-брынза, табак и махорка). Первоначально, в 1933 г., обязательные поставки с приусадебных участков колхозников устанавлива­лись на 5% ниже, чем нормы для единоличников, и на 5% выше нормы, уста­новленной для колхозов. Но уже в 1934 г. размеры обязательных поставок с приусадебных участков колхозников были приравнены к нормам поставок единоличных хозяйств соответствующего района. С 1940 г. в стране был вве­ден погектарный принцип исчисления обязательных поставок с колхозов. Частично погектарный принцип распространялся и на крестьянские дворы (по кожевенному сырью - с 1940 г., по яйцам - с 1941 г., по зерну - на еди­ноличные хозяйства с 1940 г.)28.
Размер обязательных поставок неоднократно менялся в сторону повыше­ния. Так, в 1940 г. колхозные дворы в счет обязательных мясопоставок в за­висимости от зон страны обязаны были сдать от 32 до 45 кг мяса (единолич­ные - от 64 до 90 кг)29, 200 - 1100 г шерсти с каждой головы овец, 130 - 200 г шерсти с каждой головы коз (единоличные - соответственно 500 - 1400 и 150 - 220)30, 2 - 20 ц с гектара плана сева картофеля (единоличные - 3 - 25 ц)31, 0,5 - 2 шт. шкур овец и коз (единоличные - 1 - 3 шт.). Кроме того, в обяза­тельном порядке сдавались все шкуры крупного рогатого скота, получаемые от убоя или падежа от незаразных заболеваний32. Постановлением СМ СССР и ЦК ВКП (б) от 19 марта 1946 г. среднегодовые нормы обязательной по­ставки молока государству по колхозным дворам устанавливались в размере до 260 л с каждой коровы колхозного двора и до 300 л с коровы, находящей­ся в единоличном хозяйстве. С 1948 г. колхозники, имеющие посевы зерно­вых культур и риса, привлекались к обязательным поставкам этих продуктов по нормам, установленным для единоличных хозяйств данного района"3. С 1949 г. на 50 % повышалась норма обязательных поставок шерсти с кре­стьянских дворов, имеющих овец34,
В послевоенные годы один колхозный двор в зависимости от почвенно-климатической зоны обязан был сдавать 40 - 60 кг мяса, 120 - 280 л молока, 30 -150 шт. яиц в год35. Лишь с 1953 г. годовые нормы обязательных поста­jjtJ' iSflfkгосударству были снижены до 30 кг мяса, 60 - 110 л молока, 30 - 100 шт. J яиц, 200 - 1100 г овечьей шерсти. С 1954 г. хозяйства, не имеющие скота в fe^ftfaHOM пользовании, перестали привлекаться к мясопоставкам, поставкам ОЙчин и козлин, шерсти, сыра-брынзы36, хозяйства колхозников освобожда­лась от обязательных поставок государству зерна37. С 1958 г. обязательные ^чйоставки хозяйствами колхозников всех сельхозпродуктов были отменены38. li ~ Денежные повинности. Этот вид повинностей крестьянства состоял из Г^ЯДа Государственных и местных налогов, принудительных займов, других Шатежей.
К государственным налогам на крестьян в 1930 - 1960-х гг. относились следующие: сельскохозяйственный налог (введен в 1923 г.), налог на лоша­дей единоличных хозяйств (с 1938 г.), а также общие сборы для всего насе­ления страны: налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан (вве­дён в 1941 г.), рыболовный и билетный (разрешавший ловлю рыбы) сборы.
В годы Великой Отечественной войны (с 1942 по 1946 г.) все население Страны привлекалось к уплате военного налога. Местные налоги в разные пе­риоды включали сбор на нужды жилищного и культурно-бытового обустрой­ства (превратился в постоянно действующий платеж с 1933 г. и действовал до 1943 г.). По принятому в 1942 г. Указу о местных налогах и сборах сель­ское население привлекалось к уплате налога со строений, земельной ренты, разового сбора на колхозных рынках, сбора с владельцев транспортных средств (вплоть до велосипедов), сбора с владельцев скота. Кроме того, дере­венские жители уплачивали налог со зрелищ по киноустановкам и налог с прочих зрелищ. Почти каждая семья в сельской местности с конца 1930-х гг. выполняла так называемое «самообложение», которое номинально объявля­лось добровольным сбором39. Большое место в системе денежных повинно­стей крестьянства занимали также государственные займы, имевшие, по су­ществу, характер денежного налога.
Сельскохозяйственным налогом в денежной форме при его введении в 1923 г. облагались доходы личных хозяйств колхозников и единоличников, получаемые во всех отраслях. В 1939 г. твердые ставки сельхозналога были заменены прогрессивными, зависимыми от размера дохода в каждом отдель­ном хозяйстве с приусадебного участка земли, коровы, мелкого скота и не­земледельческих заработков40. Размеры сельхозналога неоднократно повы­шались. В 1941 г. на военное время была введена «временная надбавка» к сельхозналогу в размере 100% с суммы налога, предъявленного к уплате (от-

ю
менена в 1942 г. в связи с введением военного налога)41. В 1943 г. нормы до~. ходности по сельхозналогу были повышены в 3 - 4 раза42. Сельхозналог вновь был увеличен Постановлением Совмина от 30 марта 1948 г. и Указами Президиума Верховного Совета СССР от 13 и 15 июня того же года. Размер налога при тех же источниках и нормах доходности возрос по сравнению с 1947 г. на 30 %43. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 августа 1950 г. увеличивались расчетные нормы доходности по основным продуктам крестьянского земледелия: зерновым, картофелю, овощам44. В 1952 г. была введена 7%-ная надбавка к облагаемому доходу на неучитываемые доходы от молодняка скота и домашней птицы45. Отличительная черта Закона о сель­скохозяйственном налоге 1952 г. состояла также в том, что впервые к обло­жению привлекались доходы колхозников, получаемые от общественного хо­зяйства по трудодням, в результате чего сумма сельхозналога возросла46. Лишь в 1953 г. изменились принципы обложения сельскохозяйственным на­логом. Он стал исчисляться по твердым ставкам с каждой сотой гектара зем­ли, находящейся в личном пользовании колхозного двора, независимо от размера общей суммы дохода хозяйств колхозников, получаемого ими от личного хозяйства. Это привело к заметному снижению сельхозналога47.
Наиболее масштабным из всех налогов, уплачиваемых сельским населе­нием в годы Великой Отечественной войны, был военный налог. В его осно­ве лежал принцип подушного обложения. Сельское население уплачивало военный налог по твердым ставкам, которые дифференцировались по облас­тям и даже отдельным селениям в зависимости от среднего размера дохода колхозного двора в данной местности.
Еще одной важной формой осуществления денежной повинности кресть­янства являлись государственные займы. Они представляли собой привлече­ние денежных или натуральных средств населения с обязательством возврата этих средств государством по истечении определенного срока. Первые госу­дарственные займы были проведены в 1922 - 1923 гг. и имели натуральную форму. В конце 1922 и начале 1924 г. были выпущены первые денежные го­сударственные выигрышные займы. С 1927 г. займы становятся ежегодными, причем размер их размещения постоянно возрастает. Так, если заем 1936 г. составлял по СССР 4832 млн. руб., то заем 1940 г. - уже более 9 млрд. руб.48 Размещение государственных займов восстановления и развития народного хозяйства СССР проводилось до 1958 г.
н^$£*Тагёова была в общих чертах законодательно оформленная система по-юс^гей колхозного крестьянства в 1930 - 1960-х гг. А теперь перейдем к Wftfc подробному изложению содержания этих повинностей.

2. ОТРАБОТОЧНАЯ ПОВИННОСТЬ

Работа в общественном хозяйстве колхоза была на протяжении 1930 -|я|960-х гг. основной сферой исполнения отработочной повинности крестьян-
йЙ&кой семьей.
Отработочная повинность в колхозе составляла основную долю времен-f ных трудовых затрат колхозников в разных отраслях народного хозяйства. |:1*ак, доля времени, отработанного взрослыми трудоспособными колхозника-| ми РСФСР в колхозном производстве (мужчинами и женщинами), в 1940 г. f составляла 70%, в 1943 г. - 71%, в 1945 г. - 67%, в 1950 г. - 67%, в 1955 г. -|>62%, в 1961 г. - 68% от суммы времени, затраченного во всех сферах трудо-р вой деятельности49. Отметим, что в северных и восточных областях Россий­ского Нечерноземья крестьянская семья была занята на колхозных работах ^значительно большую часть рабочего времени, нежели в южных и централь­ных регионах50.
Повышенную нагрузку по исполнению отработочной повинности в кол­хозе несли женщины. Выработка мужчинами-колхозниками дней и часов в *■ колхозе за год (в расчете на семью) значительно (до двух и более раз) усту-\ пала этому показателю у женщин. Так, в 1950 г. по РСФСР мужчины в воз-| расте 16 - 59 лет отработали в колхозе 119 дней (1041 ч), женщины в возрас­те 16- 54 лет-202 дня (1702 ч), в 1953 г. - соответственно 113 дней (991 ч) и С 186 дней (1535 ч), в 1955 г. - 119 дней (1020 ч) и 187 дней (1546 ч)51. Конеч­но, данная пропорция обуславливалась большим числом женщин в расчете на семью. Кроме того, занятые на менее квалифицированных работах, жен­щины должны были тратить большее количество рабочих дней для выполне-ff ния обязательного минимума трудодней. Так, в 1941 г. за один рабочий день |! колхозники вырабатывали: в Горьковской области - мужчины - 1,6, женщи-| ны - 1,4 трудодня; в Куйбышевской области и Краснодарском крае - мужчи-! ны - 1,6, женщины - 1,3 трудодня при одинаковой продолжительности рабо-
I 52
а. чего дня .
gf высокий удельный вес труда женщин и подростков в исполнении лесных ра-усилия для того, чтобы регламентировать рабочий день колхозников. Указ от | бот в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период. В Воло-1 августа 1940 г об уборке и заготовке сельхозпродуктов предписывал во | годской области на лесозаготовках 1942/1943 г. 60% общего числа работав-время сбора урожая начинать работу в колхозах до 5 - 6 часов утра, а закан- | Ших составляли женщины и подростки61. Кроме того, на сезонные работы
государство мобилизовывало в многолесные районы страны колхозников из других, в основном малолесных, регионов (некоторые ограничения касались i периода Отечественной войны). Сезонники мобилизовывались в Рязанской, | Ярославской, Курской, Орловской областях, Марийской, Мордовской, Чу-Трудгужповинность на лесозаготовках включала в себя выполнение ряда | вашской АССР, Алтайском и Краснодарском краях и направлялись в Архан-подготовительных работ (подготовка дорог для вывоза леса, постройка бара- | гельскую, Вологодскую, Кировскую, Костромскую, Свердловскую и другие ков для жилья и т д ) основные работы по рубке и вывозке леса, а также ле- 5 области, имеющие больший фонд деловой древесины.
сосплавные работы Колхозники как уже указывалось, привлекались на ле- {      В целом трудовое участие колхозников в лесозаготовительной отрасли
п „оппптпр n^iTiPM так и конной силы - с использованием J было чрезвычайно значимым для этой отрасли хозяйства. Доля вывезенной с
созаготовки как в качестве исшсп, юл '
колхозных лошадей Количество колхозников СССР, привлеченных на лесо- ; участием колхозов древесины составляла в 1940 г. 50% общего объема, в
Наибольшая напряженность исполнения отработочной повинности в кол­хозах падала на третий квартал года - пик уборочных работ. В 1959 г. в сред­нем по РСФСР один трудоспособный колхозник-мужчина отработал в пер­вом квартале 72% общего числа календарных рабочих дней квартала, во втором - 82%, в третьем - 85%, в четвертом квартале - 74%, одна женщина в среднем - соответственно 42, 59, 65, 48%53. Напряженность исполнения от­работочной повинности в третьем квартале была тем выше, чем короче был необходимый технологический цикл работ, связанных с растениеводством.
Важная черта отработочной повинности в общественном хозяйстве кол­хоза - разный уровень участия в ее исполнении колхозников разных профес­сий. Наибольшую нагрузку в этом отношении несли работники животновод­ства (доярки, телятницы, свинарки и др.). В большинстве территорий РСФСР в 1965 г. они отрабатывали по 330 - 350 человеко-дней. Обусловлено это бы­ло технологией животноводства, требовавшей постоянного присутствия че­ловека на рабочем месте. Председатели колхозов и старшие специалисты вы­рабатывали около 300 человеко-дней, шоферы - около 250 человеко-дней. Наименьшее участие в исполнении колхозных работ в 1965 г. наблюдалось у колхозников, занятых на конно-ручных работах (160 - 230 человеко-дней)54.
чивать с заходом солнца55. В колхозах Вологодской области с 1930 г. исполь­зовался такой метод, как организация выхода на работу по звонку или после обхода домов бригадиром56. Обход домов был характерен и для многих дру­гих российских регионов.
Для реализации отработочной повинности в колхозе применялись соот­ветствующие формы организации работы. Все члены колхоза, согласно При­мерному уставу 1935 г., разбивались на профильные животноводческие и по­леводческие бригады. Работа между членами этих производственных подразделений распределялась бригадиром. Государство предпринимало
заготовки в течение осенне-зимнего сезона 1940/1941 г., равнялось 609 тыс. Ш пеших сезонных рабочих и 305 тыс. возчиков с лошадьми, в этот же период Щ 1947/1948 г. - соответственно 372,6 тыс. и 143,4 тыс., в 1950/1951 г. -§§ 338,2 тыс. и 101,6 тыс., в 1955/1956 г. - 91,1 тыс. пеших рабочих и 22,8 тыс.
Щ; возчиков
57
Относительная доля привлеченных на лесозаготовки сезонных работников (преимущественно колхозников) была  весома и составляла в 1;|940 г. 36%, в 1946 г. - 40%, в 1950 г. - 30 %, в 1955 г. - 12% от общего числа М работающих в лесоэксплуатационной отрасли58. До начала 1950-х гг. в нан­есшее напряженный осенне-зимний период лесозаготовительных работ чис-? Ленность привлеченных сезонных рабочих превосходила численность посто­янных   кадров   леспромхозов.   Трудгужповинность   на   лесозаготовках % отвлекала довольно значительные трудовые ресурсы колхозов. Во второй по-% ловине 1940-х гг. вместе с привлеченными по оргнабору на торфоразработки *; В среднем по СССР она задействовала не менее 4% трудоспособных колхоз­ников59. По основным лесозаготовительным районам уровень участия в труд­гужповинности  на лесозаготовках был  значительно выше.  Например, в 1951 г. в Вологодской области доля трудоспособных колхозников, привле­каемых на лесозаготовки, составляла 9% от общего их числа, в Архангель­ской области - 17%60.
Соотношение мужского и женского труда в исполнении трудгужповинно­сти на лесозаготовках было неодинаковым в разные периоды. Хотя пол при­влекаемых на лесозаготовки в документах не оговаривался, можно отметить
1945 г. - 60%, в 1950 г. - 47%, в 1955 г. - 43 %, вывезенных дров в 1940 г. -58%, в 1945 г. - 70%, в 1950 г. - 62%, в 1955 г. - 55%62.
Колхозники рассматривали отработочную повинность на лесозаготовках как тяжелую принудительную обязанность. Труд был ручным, немеханизи­рованным, бытовые условия - крайне неблагоприятными. В 1940-х гг. на ле­созаготовках колхозники часто жили в помещениях, где были оборудованы лишь «нары, на которых рабочие спят без постельных принадлежностей, на голых досках ... невыносимая грязь и холод»63. Условия их работы на лесоза­готовках не выдерживали сравнения даже с условиями послевоенного труда военнопленных, по определенным нормам «обеспеченных обмундированием, валенками, полушубками, ватированными брюками, комплектами постель­ных принадлежностей, продовольствием»64. Для того чтобы решить вопрос снабжения продовольствием, председатели сельсоветов Вологодской области предлагали председателям колхозов «разложить задание в кубометрах на ка­ждую колхозную семью с тем, чтобы они заплатили тем [колхозникам. -М. Б., Т. Д], кто был мобилизован в лес, определенное количество продук­тов»65. Напряженность труда колхозников на лесозаготовках была неравно­мерной. Наиболее интенсивным он был в период объявляемых стахановских или фронтовых (в период войны) месячников. В это время удлинялся рабо­чий день, паузы для отдыха регламентировались сигналами. Руководство страны понимало большую роль местной власти в организации лесозагото­вок. По итогам лесозаготовительного сезона председатели колхозов и сельсо­ветов премировались ценными вещами: швейными машинами, велосипедами, патефонами, радиоприемниками66.
Отработочная повинность на торфоразработках включала в себя болот-но-подготовительные работы, корчевание болотных пней, вывозку заготов­ленного торфа. Как правило, колхозники привлекались к торфодобыче в зим­не-весенний сезон. За колхозами закреплялись участки торфоразработок, ку­да сельхозартель направляла звено по заготовке торфа и обязана была «за­крепить» его там до завершения запланированных работ. Количество колхоз­ников, планируемое по РСФСР для направления на торфоразработки, в 1944 г. было определено в размере 40,9 тыс. человек, в 1953 г. - 35,3 тыс.67 Обычно удавалось мобилизовать не более 80% от намеченного количества. Как и на лесозаготовках, широко применялось внеобластное привлечение ра­бочей силы. Планировалось, что ее доля составит в 1944 г. 40%, в 1953 г. -24% от общего числа привлеченных68. Основную часть мобилизованных на
й торфоразработки колхозников составляли женщины. Даже после принятия в 1950 г, постановления Совета Министров СССР о высвобождении женщин с тЖзкелых работ в торфяной промышленности в сезон 1952 г. на торфоразра-|:> ботках работало лишь 9% мужчин от общего количества привлеченных69.
Дорожная повинность заключалась в обязанностях сельского населения Строить и ремонтировать дороги, возводить переправы и мосты. Трудность ^Шучения дорожной повинности состоит в том, что, как правило, в отчетности Дорожных органов показатели работы колхозников отдельно не фиксирова­ть, а приводились лишь общие данные о труде привлекаемого сельского Населения. Тем не менее преобладающее число жителей сельской местности |: В 1930 - 1960-х гг. составляли именно крестьяне-колхозники. Это позволяет |^использовать данные дорожных организаций для анализа масштаба привле­чения колхозников к дорожному строительству, fe \ Основная часть дорог СССР к концу 1930-х гг. была грунтовой (87% всех р дорог страны). Для поддержания их в проезжем состоянии, постройки новых [\ дорог, ремонта в 1933 - 1937 гг. в СССР было мобилизовано 79 млн. человек, > 29,6 млн. голов рабочего скота, 161 тыс. тракторов, 35 тыс. автомобилей70.
Привлечение сельского населения к этим работам было чрезвычайно интен-% сивным. Так, на реконструкции тракта Вологда - Череповец в 1940 г. в от-| дельные дни работало до 7000 человек71. В годы Великой Отечественной войны в период сооружения дороги Кизляр - Астрахань на строительстве ра­ботало более 20 тыс. человек, железной дороги Старый Оскол - Ржава (Сара-евка) - 25 тыс. человек72. Ежегодно по окончании весеннего сева в областях и краях проводился «месячник дорожных работ», во время которого все сель­ское население должно было трудиться на дорожном строительстве. Власть стремилась широко использовать и соревновательный момент. Республики, области, районы, сельсоветы, колхозы постоянно соревновались за досрочное выполнение годового плана дорожных работ. Большая часть затрат в дорож­ном хозяйстве в 1930-х - 1940-х гг. покрывалась за счет бесплатного трудо-U .вого участия сельского населения. Таким образом в 1940 г. на местном до-рожном строительстве в РСФСР было освоено 75% работ (в денежном выра-? жении), в том числе 79% капиталовложений, 82% расходов по снегоборьбе, * 84% - по озеленению7". В годы Великой Отечественной войны, по данным | Главного дорожного управления при СНК РСФСР, все основные дорожные | работы выполнялись бесплатно силами сельского населения с привлечением \  колхозного гужевого транспорта. Бесплатное трудоучастие сельского насе­
ления Вологодской области закрыло в 1938 г. 75%, в 1942 г. - 56%, в 1944 г. - 64%, в 1946 г. - 55% всех затрат на дорожное строительство74. При этом труд на дорожном строительстве, особенно на местных дорогах, был немеха­низированным. В 1937 г., например, доля ручного труда на дорогах местного значения в СССР составляла 97%75.
Основная часть работ по дорожному строительству (земельные работы, заготовка камня, мощение, вывозка песка, глины) падала на июнь - октябрь. Естественно, что отвлечение в этот период рабочих рук на строительство до­рог, бесплатное использование колхозного рабочего скота и инвентаря было крайне невыгодно колхозам, поэтому постоянные дорожные бригады созда­вались лишь в небольшом числе хозяйств. Так, в 1944 г. в Вологодской об­ласти постоянные дорожные бригады были созданы лишь в 5% сельхозарте­лей, в 1950 г. - в 3%, в 1954 г. - в 4%, в 1957 г. - в 9% сельхозартелей76. До­кументы партийных и советских органов фиксируют случаи, когда колхозы «откупались» продуктами, фуражом от привлечения колхозников к исполне­нию этой повинности. Для выполнения плана по дорожному строительству некоторые руководители колхозов прибегали к найму рабочей силы со сто­роны, хотя законодательством это категорически запрещалось. Но эти явле­ния не меняли огромной значимости участия крестьян в дорожном строи­тельстве. Народно-хозяйственное значение участия сельского населения в дорожном строительстве был настолько весомым, что в 1940 г. правительст­во по предложению Госплана СССР утвердило по всем союзным республи­кам годовой план дорожного строительства с участием населения. Централи­зованные задания по этим показателям стали неотъемлемой частью экономи­ческой жизни государства.
В экстремальный для страны период Великой Отечественной войны спектр отработочных повинностей крестьян был особенно широк. Так, кол­хозников Вологодской области вместе с эвакуированным и неработающим городским населением привлекали к строительству оборонных сооружений, железнодорожных путей, дровозаготовкам для отопления паровозов. Колхоз­ники Калининской, Рязанской, Тамбовской, Ярославской, Ивановской, Туль­ской и других областей направлялись на дровозаготовки для коммунально-бытовых нужд Москвы и Московской области77.
3. НАТУРАЛЬНО-ПРОДУКТОВЫЕ ПОВИННОСТИ

Выполнение натурально-продуктовых повинностей колхозным крестьян-fjfst&OM в исследуемый период было весьма масштабным как по охвату числа iSopoB, так и по степени напряженности для хозяйства. Однако численность ьянских хозяйств, получавших задания по обязательным поставкам хозпродуктов, в разные периоды была неодинакова. В годы Великой £**ёственной войны количество таких хозяйств снизилось по сравнению с ениым временем. Не стали привлекаться к обязательным поставкам: хо­да нетрудоспособных ввиду преклонного возраста, не имеющие других ^трудоспособных членов семьи; хозяйства престарелых, сыновья которых на-' дились на действительной военной службе, а в семьях остались жены с Йетьми до 7 лет; хозяйства красноармейцев, если глава семьи находился на (фйствительной военной службе, а в семье осталась его жена с детьми до 7 t; хозяйства инвалидов войны и труда 1 и 2 групп инвалидности78. В по­слевоенный период эти льготы стали сокращаться, поэтому количество кре­стьянских дворов, обязанных вести сдачу сельхозпродуктов, возрастало и ^товь снизилось лишь в середине 1950-х гг. Так, в Вологодской области к ^мясопоставкам в 1939 г. было привлечено 224,7 тыс. дворов, в 1944 г. -(121,7 тыс., в 1948 г. - 140,3 тыс., в 1951 г. - 165,4 тыс., в 1956 г. - 140,5 тыс. дворов, к молокопоставкам - соответственно 145,8 тыс., 69,1 тыс., 152,5 тыс., Jl48,6 тыс., 103,9 тыс. дворов, к яйцепоставкам в 1944 г. - 117,6 тыс. дворов, в 1948 г. - 132,8 тыс., в 1951 г. - 151,6 тыс., в 1956 г. - 121,3 тыс. дворов79. Та ■же динамика характеризует и долю хозяйств, сдававших продукты в счет Обязательных поставок. В 1940 г. в Вологодской области к мясопоставкам "было привлечено 92% хозяйств, в 1948 г. - 69%, в 1951 и 1956 г. - 90% дво­ров, к молокопоставкам - соответственно 64, 75, 81 и 66% хозяйств колхоз-уников80.
Что касается степени напряженности исполнения натурально-^продуктовых повинностей, отметим главную тенденцию, действовавшую с "1940 по 1950 г. Тогда в большинстве своем крестьянские хозяйства получали возрастающие задания по сдаче продукции в обязательные поставки. Так, в : Алтайском крае одно крестьянское хозяйство в 1940 г. сдавало в среднем 27,8 кг мяса, в 1950 г. - 37,8 кг, молока - соответственно 179 л и 237 л, шер­сти-4,1 кг и 4,4 кг. В Московской области крестьянский двор, привлечен­ный к госпоставкам, сдавал в среднем мяса в 1940 г. 28 кг, в 1950 г. - 41,3 кг,
молока - соответственно 133 л и 237 л, шерсти - 1,02 кг и 1,03 кг. В Вологод­ской области крестьянский двор в эти годы сдавал мяса - соответственно^ 29,5 кг и 31,3 кг, молока - 190 л и 251 л, шерсти - 0,6 кг и 1,6 кг81.
Вместе с тем заметим, что, несмотря на рост количества сдаваемой в обя­зательные поставки продукции, в годы Великой Отечественной войны силы крестьянского двора были подорваны. В результате доля продукции хозяйств! колхозников в общем количестве государственных заготовок в большинстве! территорий снижалась. Например, продукция крестьянских дворов Архан­гельской области в общем количестве госзаготовок составляла: по мясу в 1940 г. - 23%, а в 1943 г. - 13%, по молоку - 16 и 12%; в Омской области -соответственно 27 и 14%, 31 и 16%. Однако подобная картина отмечалась не повсеместно. В Московской области, например, доля продукции крестьян­ских хозяйств в общем количестве госзаготовок оставалась в годы войны не­изменной или возрастала82.
Отметим и другую важную черту: сдача продуктов в обязательные по­ставки составляла достаточно весомую часть продукции, производимой на приусадебных участках. Хозяйства российских колхозников, сдавая продук-| цию в счет обязательных поставок и договоров контрактации, передавали из 1 приусадебного производства в государственные ресурсы: молока в 1940 г. -9%, в 1943 г. - 5%, в 1945 г. - 4,5%, в 1948 г. - 9%; овечьей шерсти - 19, 13, 11, 16%, сырья овчины и козлины - 12, 42, 40, 38%, яиц в 1943 г. - 13%, в| 1948 г. - 21%83. Особенно высокой была доля отчуждения производимой w. приусадебном хозяйстве мясной продукции. В 1950 г. в среднем по СССР из 21,7 кг мяса, полученного на одного члена семьи колхозника, почти 5 кг от­чуждалось (продавалось или сдавалось в госпоставки)84. Заметим, что мясо и] яйца крестьянские дворы были обязаны сдавать независимо от наличия скота и птицы. По этой причине государство допускало сдачу хозяйствами, не] имеющими скота, взамен одних продуктов других или уплату их рыночной] стоимости, превышавшей государственные розничные цены. Так, в Вологод-j ской области в счет мясопоставок допускалась сдача овощей, молока, яиц; в] Алтайском крае - лука, молока, шерсти. Замена проводилась по специальным] переводным коэффициентам. В 1954 г., когда была разрешена замена обяза-' тельных натуральных поставок денежными выплатами, на эти цели yuuioj 13% расходов колхозных семей Вологодской области85.
Значительно сокращается доля продукции приусадебных хозяйств кол­хозников, направляемой в обязательные поставки, лишь к середине 1950-х гг.
ГВД957 г. дворы российских колхозников сдавали в госпоставки 10% шерсти, 1*Щ5% кож крупного рогатого скота, 4% яиц86.
£1Ь Дйя сбора госпоставок в системе Министерства заготовок страны был |$Йдан специальный штат уполномоченных агентов и инспекторов. Они осу­ществляли на местах исчисление размеров обязательных поставок государст-|^ вручение заданий по обязательным поставкам, контролировали их выпол-flfjfpie, взыскивали недоимки. Аппарат заготовительных организаций имел айчивую тенденцию к расширению. В 1941 г. в Орловской области, на-ршер, насчитывалось около 13 тыс. заготовителей всех систем, причем на ый район в среднем приходилось по 197 заготовителей, на сельсовет -11, на колхоз - по 2. «В хорошие ясные дни, - описывается ситуация в \ рряовской области в докладной на имя секретаря ЦК партии А. А. Андреева, *еВ сельсовете собирается по 5 - 7 человек заготовителей...»87. Работа аппа­рата заготовительных организаций хорошо оплачивалась. Работники, осуще­ствлявшие заготовки сельхозпродуктов, получали возможность приобретения |||)е1родефицитных товаров. Так, в первом квартале 1945 г. Наркомзагу было Наделено дополнительно 2000 кожаных пальто, 3000 комплектов мужского I белья, 2500 пар шерстяных перчаток, 5000 м тканей за счет импортного по­ступления88.
f:+ ; Как правило, выполнение обязательств по госпоставкам разбивалось на 2 * 4 календарных срока сдачи (кроме обязательств по зерну и рису, которые С выполнялись из первых обмолотов, а также по картофелю - они производи­лись из первых сборов). По мясу в первом квартале года подлежало сдать в счет обязательных госпоставок 30%, во втором - 15%, в третьем - 25%, в Четвертом квартале - 30%; по шерсти к 1 августа - 60%, к 15 ноября - остав-
од
Шиеся 40% . Хозяйства, не выполнившие госпоставок в указанные сроки, за­числялись в разряд недоимщиков. Недоимки по поставкам, как правило, не „списывались, а переходили на следующий год.
В целом исполнение крестьянством натурально-продуктовой повинности являлось весомым вкладом в государственные заготовки продуктов расте­ниеводства и животноводства. По картофелю доля хозяйств колхозников РСФСР (вместе с хозяйствами рабочих и служащих) в государственных за­купках и заготовках составляла в 1940 г. 30%, в 1950 г. - 40%, по мясу скота й птицы - соответственно 25 и 29%, по яйцам - 100 и 55%, по молоку - 26 и 40%, по шерсти - 22% в 1940 г. и 20% в 1950 г.90
4. ДЕНЕЖНЫЕ ПОВИННОСТИ

В системе денежных повинностей сельского населения ведущее место за­нимал сельскохозяйственный налог. До 1933 г. сельхозналог взимался с до­хода от необобществленной части хозяйства колхозного двора, причем как от сельскохозяйственных источников, так и неземледельческих заработков. В 1933 - 1938 гг. этот налог стал рассчитываться по твердым ставкам - от 15 до 30 руб. на хозяйство, с 1938 г. - по единой ставке для всех колхозников в ка­ждом районе (независимо от размера дохода) - от 10 до 50 руб. на хозяйст­во91. В 1939 г. правительство перешло к взиманию налога по прогрессивным ставкам: при доходе до 700 руб. налог устанавливался в размере 50 руб. на хозяйство, при доходе от 700 до 1000 руб. - 50 руб. плюс 8 коп. с каждого рубля дохода, превышавшего 700 руб., и т. д. Наивысший облагаемый доход был определен в 4000 руб. С него взимался налог в размере 404 руб. плюс 15 коп. с каждого рубля дохода, превышавшего 4000 руб.92 Уровень прогрессии при действующей шкале ставок составлял от 7 до 10%. В 1948 г. ставки сель­хозналога «ввиду роста доходов колхозников от ЛПХ» были увеличены. При доходе до 2000 руб. налог исчислялся по 11 коп. с рубля дохода, при доходе от 2000 до 3000 руб. на хозяйство - 220 руб. плюс 13 коп. с каждого рубля, превышавшего 2000, при доходности от 3000 до 4000 руб. - 350 руб. плюс 16 коп. с каждого рубля дохода, превышавшего 4000, и т.д.93 Возрос и уровень прогрессии. Теперь он составлял от 9 до 11% от размера облагаемого дохода. Причем в большей степени от тяжести налога страдали маломощные дворы.
С переходом в 1939 г. на прогрессивное исчисление сельхозналога были установлены и средние нормы доходности дворов от сельскохозяйственных источников. В РСФСР они равнялись: 5,4 руб. с сотой гектара посева зерно­вых, 12 руб. - картофеля, 600 руб. с каждой коровы, 300 руб. - свиньи, 40 руб. - овцы или козы, 300 руб. с каждого вола или быка94. В 1940-х гг. нормы доходности значительно возросли и составили: 40 руб. с одной сотой гектара посева зерновых, 120 руб. - картофеля, 3500 руб. с каждой коровы, 1500 руб. - свиньи, 350 руб. - овцы или козы, 1300 руб. с каждого вола или быка95. С 1 июля 1953 г. обложение сельхозналогом хозяйств колхозников стало произ­водиться по твердым ставкам с сотой гектара приусадебной земли, независи­мо от размера общей суммы доходов хозяйств. Средняя ставка сельхозналога
.96
по РСФСР устанавливалась в размере 8,5 руб. с сотки .
;%$£*1939 по 1953 г. доходы крестьянского хозяйства рассчитывались фи-ЙЙн£овыми органами исходя из указанных нормативов, без учета реального *ё(3^якия многих хозяйств. Заметим также, что до 50% общей суммы сель-&аяога падало на доходы от скота, находящегося в личном пользовании
£ Закон о сельхозналоге 1939 г. вводил льготы в размере до 50% предъяв-[0Й суммы для хозяйств колхозников и единоличников, в состав которых Щкёррш инвалиды войны и труда 1 и 2 групп. Скидка в 15% предназначалась 1Шей, где при наличии одного трудоспособного имелось трое и более или при наличии двух трудоспособных членов семьи имелось трое и детей до 12 лет. Полностью освобождались от уплаты налога хозяйства Йрестарелых колхозников и единоличников, инвалидов войны и труда, а так-ijj3j№ те хозяйства, в которых сын или глава семьи находился на действитель­ной военной службе, а в семье не осталось других трудоспособных, кроме Г&бны военнослужащего, имеющей детей до 8-летнего возраста98. В 1945 г. от fjfffitera налога были полностью освобождены хозяйства инвалидов Великой ^Отечественной войны 1 и 2 групп99. Однако в последующие годы количество 'fitom по налогу сокращалось. По измененному в 1948 г. законодательству отменялись льготы многодетным хозяйствам, хозяйствам престарелых еди-t йоличников, а также сокращались наполовину льготы хозяйствам престаре-|Шпс колхозников. В результате сумма предоставляемых льгот, например в ^Вологодской области, в 1948 г. сократилась по сравнению с 1947 г. на 31%,0°. Ш Льготы по сельхозналогу были расширены лишь в 1953 г., когда сумма сель-$ Хозналога была понижена на 50% для хозяйств, не имеющих коров в этом го-f ДУ> и еще на 30 % для хозяйств, не имеющих коров в 1954 г.101
Общее число хозяйств колхозников РСФСР, привлеченных к уплате сель-t хозналога, в 1941 г. составляло 8078 тыс. К 1945 г. их численность возросла f До 10 643 тыс. И лишь после 1953 г. произошло снижение числа дворов, при­влеченных к уплате сельхозналога: в 1954 г. - до 8885 тыс.102
Средняя величина сельхозналога на колхозный двор в РСФСР резко воз-Л росла в период Великой Отечественной войны. Если в 1937 г. в среднем он ~ составлял 29 руб., то в 1942 г. возрос до 135 руб., в 1943 г. - до 691 руб., а к f 1944 г. - до 770 руб. на двор103. После войны тяжесть сельхозналога несколь-W ко снизилась, но с 1948 г. по начало 1950-х гг., как уже указывалось, сущест-I вовала устойчивая тенденция к возрастанию его размера. В 1947 г. с колхоз-£ ного двора российского крестьянина взимался сельхозналог в среднем в сум­
ме 374 руб., в 1948 г. - 508 руб., в 1951 г. - 519 руб.104 С 1953 г. сельхозналог значительно снижается. Его средняя величина по РСФСР составила в 1954 г. 300 руб., 1955 г. - 287 руб., а к 1965 г. - 16,6 руб. (166 руб. в масштабе цен до 1961 г.) в расчете на колхозный двор105.
Однако размеры сельхозналога по регионам заметно различались. Напри­мер, в 1951 г. сумма налога на одно колхозное хозяйство была исчислена центральными финансовыми органами: для Красноярского края, Воронеж­ской, Иркутской, Калужской, Калининградской, Курской, Новосибирской, Тульской, Кемеровской областей в пределах от 600 до 700 руб.; для Алтай­ского края, Брянской, Великолукской, Владимирской, Ивановской, Костром­ской, Кировской, Молотовской, Орловской, Смоленской, Рязанской, Сара­товской, Томской, Ярославской, Куйбышевской, Ленинградской, Москов­ской, Омской, Калининской областей - от 500 до 600 руб.; для остальных краев и автономных республик - менее 500 руб.. Для Якутской АССР и рай­онов Псковской области, отошедших от Латвии и Эстонии, она оценивалась в 172 руб. и для Тувинской автономной области - в размере 100 руб. Наибо­лее высокая сумма исчисленного налога на одно хозяйство колхозника (1178 руб.) была определена для Амурской области и Приморского края106.
В среднем по РСФСР доля сельхозналога составляла в 1942 г. 9,6%, в
1943 г. - 6% дохода колхозного двора107. Не снизилась его удельная нагрузка
на доходы крестьянского двора и в послевоенный период. В Вологодской об-
ласти, например, по данному налогу изымалось в 1952 г. 10% всех денежных
доходов колхозного двора. Лишь к 1955 г. удельный вес сельхозналога пони-
зился до 4%, а к 1959 г. - до 1,6% в составе доходов хозяйств вологодских
колхозников108. Возможность рассчитаться по сельхозналогу осложнялась
еще и тем, что получить хоть какие-то деньги для его уплаты в деревне было
непросто: большая доля колхозов вообще не выдавала денег на трудодни.
Торговать на рынке имели возможность далеко не все крестьяне. Кроме того,
цены на рынках после войны сильно упали - на зерновые и молоко в 1947 г.
по сравнению с 1942 г. - в 15 раз, на картофель - в 26 раз, на баранину и сви-
нину - в 10 раз109. Поэтому численность недоимщиков по сельхозналогу по-
стоянно возрастала. Среди них основное место занимали «безнадежные не-
доимщики» - хозяйства престарелых, вдов. По закону 1953 г. все недоимки с1
хозяйств колхозников были списаны. J
До 1937 г. исчисление и взимание налогов с сельского населения выпол- \ няли сельсоветы. В 1937 г. правительство утвердило положение о налоговых |
i
Р Шсггекторах и ревизорах. Штат налогового аппарата в РСФСР в 1938 г.-со-^ Шавлял 32,3 тыс., в 1945 г. - 42 тыс. человек110. Налоговые инспекторы ^(агенты) учитывали все источники дохода семьи путем опроса домохозяина, ^йвчисляли налоговые платежи, предоставляли льготы по налогу. Собранные |Ы данные сверялись с записями похозяйственных книг сельсоветов и материа-" ламп предыдущего обложения. Не менее важной задачей для налогового ^агента считалась организация своевременного сбора сельхозналога. Лучшие работники поощрялись денежными премиями. С конца 1950-х гг. исчисление Тй взимание сельхозналога с хозяйств колхозников стало производиться прав-лениями колхозов. При этом значительно сокращалось и количество налого-Шщх. инспекторов111. По закону 1939 г. сельхозналог уплачивался равными К долями в три срока: к 1 октября, к 1 ноября и к 1 декабря. С 1953 г. 40% сум-^ мы налога подлежало внести в первом полугодии и 60% - во втором.
В годы Великой Отечественной войны наибольшую тяжесть для колхоз­ного двора представлял военный налог. Особенность этого налога состояла в том, что он являлся подушным и круг лиц, освобожденных от его уплаты, был значительно уже, чем по сельхозналогу. Вместе с тем военный налог сильно дифференцировался по хозяйствам и регионам. Его размеры до 1943 г. определялись в пределах от 150 до 600 руб. в год с члена хозяйства1,2. Средняя ставка военного налога на одного члена хозяйств колхозников и единоличников составляла в Псковской области 200 руб., в Краснодарском и Ставропольском краях - 270 руб., в Марийской и Мордовской АССР -400 руб., в Курганской и Томской областях ~ 450 руб., во Владимирской -500 руб.113 Сумма военного налога на колхозный двор в течение войны воз­растала. В 1942 г. в РСФСР она равнялась 492 руб., а в 1943 г. - 803 руб. с колхозного двора. Соответственно возрос и удельный вес военного налога - с 4% от дохода двора в 1942 г. до 7% - в 1943 г.114 Кроме того, в период Вели­кой Отечественной войны крестьянство делало взносы на строительство бое­вой техники. В целом за годы войны советское крестьянство внесло на эти цели 12 млрд. руб.115
Что касается местных налогов и сборов, то их подробное рассмотрение -дело будущих исследований. Тем не менее можно заметить тенденцию к по­вышению тяжести этого вида налогообложения, наблюдающуюся, по край­ней мере, до середины 1950-х гг. Так, поступления по местным налогам и сборам в СССР в 1944 г. в три раза превысили поступления за 1940 г., соста­вив 20% доходов местных бюджетов. С 1945 по 1950 г. они увеличились в

среднем на душу с 12 руб. до 25 руб., что привело к увеличению их доли с 0,7 до 2,1% в расходной части бюджета двора116. Заметно также возрастание сумм по отдельным видам местных налогов и сборов. Например, поступле-г ния в бюджет Вологодской области от налога со строений возросли с 1945 по
1950 г. с 3905 тыс. руб. до 5554 тыс. руб., от земельной ренты - соответст-
венно с 2864 тыс. руб. до 4013 тыс. руб., сбор с владельцев транспортных
средств - с 18 тыс. руб. до 53 тыс. руб., сбор с владельцев скота - соответст-,!
венно со 104 тыс. руб. до 221 тыс. руб.117
В целом доля налогов и сборов в денежном доходе крестьянского двора РСФСР составила в 1940 г. 4%, в 1948 г. - возросла до 14%, а в 1957 г. - со­кратилась до 1 %п 8.
Подписка на госзаймы, как и участие в денежно-вещевых лотереях, для колхозников формально была добровольной. Однако государство считало эти мероприятия важным каналом мобилизации денежных средств. За годы вой­ны (с 1942 по 1945 г.) крестьянство СССР внесло в счет займа 27 837 млн. руб. - треть от общей суммы подписки на займы119. Суммы подписки на зай­мы до начала 1950-х гг. возрастали. К примеру, средняя сумма подписки на одно хозяйство колхозников составила в Архангельской области в 1950 г. 131 руб., в 1951 г. - 169 руб., в Вологодской области в 1949 г. - 162 руб., в
1951 г. - 197 руб. В 1956 г. средняя сумма подписки в расчете на один кол-
хозный двор в РСФСР равнялась 173 руб.120 Доля средств, потраченных на
приобретение облигаций и уплату госзайма, в денежных доходах хозяйств
колхозников до начала 1950-х гг. также возрастала. В 1940 г. удельный вес
расходов на эти цели составлял 2,4%, в 1950 г. - 3,4%, в 1957 г. - 0,2% де-
нежных доходов двора121.
Подписка на государственные займы контролировалась партийными ор­ганами. Активную роль в займовой кампании играли советские и финансо­вые работники. Особое значение придавалось массовости участия крестьян. Кампания начиналась с официального объявления подписки. В первый день размещения займа проводились агитационные митинги и собрания. Чаще всего непосредственно на собраниях и проводилась подписка на заем. Одно­временно с размещением займа считалось важным собрать не менее 50% на­личных денег от подписной суммы. Для этого к моменту объявления подпис­ки на заем стремились дать больше возможности колхозникам для торговли сельхозпродуктами, рассчитаться с ними по трудодням и т. д. Между колхоз­никами, колхозами, сельсоветами проводилось соревнование за наибольшую г
&00ffiy подписки, выполнение плана по займу. Сводки о ходе подписной кам-[ ежедневно публиковались в газетах. Хотя нарушение добровольности Щоьой кампании строго запрещалось, разверсточный принцип на низо-11;уровне был весьма распространенным. Бывали случаи удержания взно-сумм, причитающихся колхозникам по трудодням, прямого принуж-йя к подписке и т. п. ::В целом денежные повинности крестьянства, достигнув своего пика к на-1950-х гг., резко сокращаются после 1953 г. при смягчении налоговой |||Цйггики в отношении крестьянского двора. Доля расходов на уплату нало-ffpbsH сборов, приобретение облигаций и подписку на госзаем составляла в $$4Р п 6,4%, в 1948 г. - 17%, в 1950 г. - 18%, в 1956 г. - 1,8 % от денежных ^Д^ходов двора. Наиболее высокий уровень денежных повинностей наблюда-в 1950 - 1952 гг., когда изъятие денежных средств достигало пятой час-уги доходов крестьянского бюджета. В середине 1960-х гг. денежные повин-&ФСТИ крестьянства снова значительно сокращаются. К 1963 г., например, их ;#оля уже не превышает 2 % доходов крестьянской семьии2.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.